Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - В бане с сыном рассказы

В бане с сыном рассказы

В бане с сыном рассказы

Эротический рассказ «Мама друга».

Мама друга. Александр с Семёном дружили с первого класса, они были друзья, не разлей вода, стояли друг за друга горой.

Постоянно ходили, друг к другу в гости, мама Семёна молодая красивая элегантная женщина, всегда вызывала у Александра жгучий интерес.

Она часто задерживалась на работе и возвращалась домой довольно поздно, нередко её провожали домой мужчины, которые выказывали ей знаки внимания, однако дальше подъезда, как правило, никто из них не попадал.

Александр всегда завидовал Семёну, что у него такая красивая мать. Екатерина Викторовна, а звали её именно так, в свои 37 лет выглядела очень эффектно. Невысокого роста с огромными голубыми глазами, светло-розовая помада подчёркивала её пухленькие губки.

Темно русые волосы она стригла коротко, и ей удивительно шла короткая стрижка. Но самым примечательным в её облике, были ноги: стройные, удивительно пропорциональные, с изящными красивыми ступнями.

Когда она шла, как девочка в мини-юбке, грациозно покачивая бедрами, взрослые мужчины, всегда обращали на неё внимание. На тот момент Александру было 18 лет, с девушками у него были всегда проблемы, они на него не обращали ни кого внимание, зачастую за спиной называли его ботаником.

Александр закончил на залитую медаль школу и осенью собирался идти в армию, уговоры своих родителей не слушал на счёт поступление в институт. В этом можно было его понять, он всегда повторял, чтобы встать настоящим мужчиной надо отслужить в армии и тогда с девушками всё наладится.

Екатерина Викторовна или как Александр называл её тётя Катя, за которой он мог часами наблюдать, когда приходил к своему другу в гости по поводу и без повода придумывая каждый раз разный предлог, только бы понаблюдать за своим идеалом женщины. Тётя Катя растила сына одна, папа их бросил, когда Семёну было три месяца, он уехал на север на заработки так и навернулся.

В один из летних дней Александр пришёл к своему другу, с которым договорились идти на рыбалку, но Семёна дома не было, как оказалась, он уехал к бабушке в деревню повёз ей какое-то лекарство.

Дома была Екатерина Викторовна, от неё доносился легкий запах алкоголя, она очень ласково улыбнулась Александру и попросила побыть с ней хотя бы часок, молодой человек охотно согласился. Он смотрел на свой идеал, не сводя глаз, женщина была одета по-особенному как-то сексуально, словно она ждала прихода друга своего сына. Её лёгкая светлая кофточка с большим вырезом в области груди.

На ногах у нее были надеты почти незаметные для глаза тонкие капроновые чулки телесного цвета, и очень короткая юбка, из-под которой виднелись её шикарные стройные ножки. Когда они прошли в комнату на журнальном столике, который стоял рядом с диваном, стояло бутылка вина, различные фрукты и плитка шоколада.

Удобно расположившись на диване, женщина предложила выпить. Выпив по бокалу красного ароматного вина, от которого у парня раскраснелось лицо и зашумело в голове.

Екатерина начала жаловаться на свою не устроенную судьбу и проблемы на роботе, Александр тоже поделился своими проблемами с девушками, что они его не замечают или попросту игнорируют, женщина внимательно с удовольствием слушала молодого человека, не перебивая, иногда задавала наводящие вопросы. Внимательно выслушав проблемы своего собеседника, Екатерина предложила еще выпить красного вина, после второй порции сладкого, но довольно хмельного напитка Александр окончательно раскрепостился. Когда Екатерина налила следующий бокал, она предложила решить проблему парня и включила «Осенний вальс», ласково улыбнулась своему тайному поклоннику, произнесла: — Саша, иди я научу тебя медленному танцу, все девушки будут за тобой бегать толпой.

— Я согласен. Александр подошёл к Екатерине, она слегка приобняла своего поклонника и прижала его к себе вплотную, предплечьем левой руки молодой человек ощущал приятную округлость и мягкость груди, которой Екатерина прижалась к парню. Александр собирался с мыслями, которые под воздействием спиртного слегка путались и почему-то крутились вокруг желания сделать что-нибудь приятное Екатерине.

Зазвучала приятная тихая музыка, они погрузились в мир медленного танца, но уже вскоре молодой человек почувствовал невероятное возбуждение, и его поднявшийся член оттопырил брюки и просто мешал ему передвигаться. Лицо парня покрылось краской стыда, и он в замешательстве даже сбился с ритма, Екатерина делала вид, что ничего не происходит, и сама вела в танце, при этом Александр отчетливо слышал шуршание её ног, обтянутых тончайшими капроновыми чулками.

Лицо парня покрылось краской стыда, и он в замешательстве даже сбился с ритма, Екатерина делала вид, что ничего не происходит, и сама вела в танце, при этом Александр отчетливо слышал шуршание её ног, обтянутых тончайшими капроновыми чулками.

Её бедро периодически мягко задевало торчащий член молодого человека, и от этого он возбуждался еще больше. Её грудь касалась его груди, он даже чувствовал её соски, которые не были скованы бюстгальтером.

Голова у парня кружилась, и он слегка прикрыл глаза, чтобы прийти в себя, неожиданно он почувствовал, что Екатерина нежно коснулась мочки его уха губами и прошептала: — Ну, как я танцую? Тебе нравится? — Да, очень, – прошептал он в ответ.

Екатерина ласково прижала голову своего поклонника к своему плечу, и рукой начала гладить его волосы. — Присядем, – предложила она. — Давайте, – неуверенно пробормотал молодой человек.

Они сели на огромный мягкий диван, Екатерина одной рукой обняла парня за плечи, а вторая её рука, как бы, невзначай, легла ему на ногу, она поглаживала молодому человеку ногу, от чего у него член встал еще больше, и он почувствовал, что краска заливает его лицо. — А я знаю, чего тебе хочется, – неожиданно прошептала на ухо Екатерина. И не дожидаясь ответа, она взяла руку молодого человека положила её себе на обтянутое капроном бедро.

Александр почувствовал приятную, нежную поверхность чулка и провел рукой по внутренней стороне бедра. — Не стесняйся, давай смелей. Екатерина, подвинув свою руку чуть выше, начала поглаживать вставший член через брюки, затем она расстегнула брюки и попросила снять их, Александр спешно выполнил эту просьбу, действовал он словно во сне и его даже слегка бил озноб от волнения.

Екатерина, подвинув свою руку чуть выше, начала поглаживать вставший член через брюки, затем она расстегнула брюки и попросила снять их, Александр спешно выполнил эту просьбу, действовал он словно во сне и его даже слегка бил озноб от волнения. Молодой человек стоял в одних трусах, женщина их приспустила и нежно прикоснулась к пунцовому огромному от возбуждения члену.

— Какой он у тебя прекрасный, – прошептала она, нежно обхватив головку члена начала ритмично водить рукой вверх вниз. Она повалила парня на диван и впилась губами в его губы, молодого человека пробил озноб и начало лихорадочно трясти, при этом его правая рука оказалась между ног Екатерины, невольно Александр ощутил пальцами нежный нейлон её трусиков, под которыми он нащупал мягкий податливый бугорок, который инстинктивно стал поглаживать.

— Что ты так дрожишь, не бойся, тебе понравится, я всегда мечтала быть первой женщиной у мужчины. Екатерина раздвинула свои ноги шире, и пальцы парня под мокрым нейлоном ощутили влажную горячую щель, которую он продолжил ласкать. Между тем ритмичные движения правой руки Екатерины, ласкавшей его член, доводили парня до высшего состояния блаженства, он чувствовал, как его член увеличивается до невероятных размеров, тут же молодого человека пронзил импульс необычно острого наслаждения, из члена, пульсируя, начала бурным потоком изливаться сперма, распространяя специфический запах.

Александр лежал на диване, он никогда не испытывал ничего подобного, Екатерина принесла из ванной полотенце, заботливо вытерла парню живот и грудь, на которые попали брызги семени. Потом она нежно поцеловала его в губы и прошептала на ухо, что ей было, очень приятно встретиться с ним один на один.

Александр лежал на диване и чувствовал себя на вершине блаженства, между тем нежные пальчики Екатерины продолжали поглаживать его грудь и спускались все ниже и ниже, вот они уже поглаживали живот, а затем вновь коснулись его напряженного члена. — Какой ты шустрый, однако, – прошептала она, ощупывая его член и яички, своими ласковыми пальчиками.

— Теперь твоя очередь доставить мне удовольствие.

Александр горячо кивнул головой и поднялся с дивана, Екатерина легла на его место и попросила сесть рядом.

— Тебе нравятся мои ножки? — О, да, они прекрасны, – только и смог он сказать, задыхаясь от вновь нахлынувшего желания. — Поцелуй их, погладь, сделай и мне приятно, – нежно проворковала она. Александр не верил своим чувствам, он прикасался к божественно красивым ножкам своей любимой женщины, гладил приятную нежную поверхность её бедер, потом он прикоснулся губами к её коленям и стал покрывать поцелуями её бедра, поднимаясь выше и выше, она тяжело дышала и слегка постанывала от удовольствия.

Своей рукой она вновь нащупала член и стала его поглаживать, иногда слегка лаская. Другой рукой она раздвинула набухшие губы влагалища, молодой человек увидел дырочку в обрамлении ярко красных губ.

— Поцелуй меня там, – слегка прерывистым от возбуждения голосом произнесла она. Если желаете узнать окончания рассказа, вот для вас ссылки: http://www.litres.ru/aleksandr-marchenko/pautina-s.https://www.amazon.com/x41F-x430-x443-x442-x438-eb.http://www.ozon.ru/context/detail/id/34854855/https://ridero.ru/books/pautina_strasti/http://booksmarket.org/book/Aleksandr-i-Elena-Marchenko_Pautina-strasti.htmlКнига для читателей старше 18 лет, содержит рассказы откровенного эротического характера.

Истории реальных событий и выдуманных … Каждый читатель найдет сюжет, который ему по душе.Эротические рассказы 18+, этим всё сказано.Автор: Александр МарченкоE-mail автора:

Читать онлайн «Эротические рассказы — Студенты» автора Stulchik — RuLit — Страница 276

Загрузка. Тут она села в машину и уехала, я на автобусе решил не ехать, а пошёл прогуляться пешком, и всё шёл и не верил, что мои фантазии наконец то сбылись, неужели, что всё произошедшее пару часов назад действительно является правдой, я добился близости со своей мечтой.

Да, я это сделал, да, это правда. (Всё выше написанное является выдуманной историей, но у меня действительно есть преподаватель английского языка, которую зовут Анечка, действительно у меня есть фантазии, в которых я занимаюсь с ней сексом, но это всё так и остаётся фантазиями gorod. com) . Ночные приключения в бане.

Часть 1 Категория: Студенты Автор: СексМаэстро Название: Ночные приключения в бане. Часть 1 История эта произошла этой осенью.

В субботу вечером, я как всегда торчал в общаге с другими пацанами. До сессии было еще как до Парижа раком, по воскресениям мы не учимся, так что заняться было решительно нечем. Внезапно зазвонил мобильник — услышав в трубке голос своей старой знакомой Светки я не особо удивился.

Как правило по субботам она звонит и приглашает куда-нибудь пойти — в кино, театр и т. д. Я обычно отказываюсь, во-первых Светка немного не в моем вкусе, хотя все мои друзья и считают ее симпатичной.

На мой взгляд она слишком худая. А во-вторых я не большой любитель походов куда бы то ни было.

Обычно прогулкам я предпочитаю чтение книжки или торчание в аське. Но в этот раз Светка сказала, что они с друзьями сняли на Ясенево сауну и собираются туда коллективно пойти на всю ночь. Я было хотел, как обычно, отказаться, но тут подумал, что в принципе было бы не плохо попариться.

В итоге, в 10 вечера я стоял у выхода из метро, поджидая других ребят. Честно говоря я плохо знаком со Светкиной бригадой, знаю только одну из ее подруг — очаровательную зеленоглазую Юльку.

Эта девочка мне очень нравится внешне, но в голове у нее 2 вольта напряжения, кажется, что мой пес Харитон, намного умнее, хоть он и не студент МГУ. Когда все ребята подошли — мы посчитались. Нас оказалось 14 человек. 8 девченок и 6 парней.

Кое-кто уже потягивал пивко. Я поздаровался со всеми, чмокнул Светку и Юльку и мы дружно двинули насвтречу гудежу и веселью.

Свернув во двор мы спустились в какой-то подвал, из которго, пройдя по длинному коридору вырулили к массивной железной двери. Эта сауна, судя по всему, была сильно законсперирована.

Войдя внутрь я обнаружил довольно милый интерьерчик. Отделка резным деревом, ковры. Справа был большой зал с кожаными диванами, большим столом, кальяном и другой развлекухой.

Слева — зал с двумя бильярдными и одним теннисным столом. из него можно было попасть в комнаты отдыха, с большими краватями.

Парилка, предбанник и, довольно просторный для сауны бассейн, были прямо.

К нам вышел учитивый молодой человек, принес одноразовую обувь, простыни и шапочки для парилки. Переодевшись мы начали заниматься каждый своим делом. Кто-то пошел выкладывать, купленную заранее выпивку, кто-то взялся за теннисные ракетки.

Я, же, как большой любитель русского бильярда предложил одному из парней раскатать партейку. Познакомившись, я узнал, что его зовут Серегой и он студент гео-фака МГУ. Я, довольно быстро расправился с ним почти в сухую, после чего пошел пропустить рюмочку со всей кампашкой.

Ребята подобрались все веселые, и очень быстро мы спелись, травили анекдоты и чувствовали себя как старые друзья. После выпивона мы вчетвером парнями пошли в парилку.

Приняв первый пар я сразу почувствовал себя хорошо. Выпитая водка приятно разлилась по телу, я окончательно перестал жалеть, что выбрался из общаги.

Выйдя из парилки мы нырнули в бассейн, сбросив с себя простыни. Ребята друг-друга не стеснялись, но девченки не пешили нарять вместе с нами. Только одна из девочек, облачившись в купальник решилась поплескатьсяс нами в воде.

Выбравшись из бассейна я решил выпить еще немного, после чего опять пошел играть. На сей раз мне достался более умелый соперник, Но, т. к. играю я хорошо, я выиграл и у него, даже с учетом выпитого спиртного.

Вернувшись в зал, я присел на диван, чтобы покурить сигаретку. Рядом со мной присела Юлька и мы начали болтать о студенческой жизни. Юлька, с мокрыми волосами была чудо как хороша.

Облаченная в слегка мокрую простынь, сквозькоторую проглядывали корчневые соски делала ее еще более соблазнительной.

. Я сразу ощутил шевеление в паху. Докурив сигарету я пошел в парилку. Зайдя внутрь, со света я разглядет, только что на двух полках лежат две девушки.

Я зешел и присел скраю. Обе они лежали на животах и были абсолютно голыми. одна из них подняла голову, увидев меня, она стыдливо прикрылась простыней и вышла из парилки. Вторая окинула меня взглядом, но осталась лежать не отреагировав. У меня начал проступать пот и вставать член одновременно. Надо признаться, что попка у девушки была очень даже.

Надо признаться, что попка у девушки была очень даже.

Через некоторое время она подняла голову, и немногхо хрипловатым голосом попросила меня намазать ее медом. Я, естественно, согласился. Начав размазывать мед из баночки по ее спине и ногам.

Я немного стеснялся касаться ее попки. Однака она сама попросила смазать везде. . Поднимаясь вверх по ногам я дошел до аппетитных ягодиц, и аккуратно, вращательными движениями начал втирать мед в ее бархатные ягодицы.

Девочке такой массаж явно был по душе.

Она приятно мычала, особенно, когда я массировал ее ляжки.

Постепенно втирание переросло в полноценный массаж всего тела. Она попросила не останавливаться и слегка раздвинула ноги.

Водка ударила в голову и я рассмелев, начал продвигатьсявсе выше.

Дойдя до промежности я, как бы случайно, начал тыкаться туда пальцами. Чуть проведя указательным пальцем по половым губам, я услышал, вырвавшийся из губ девушки стон.

Новое в блогах

написал 29 июля 2012, 22:45 54 оценок, 25203 просмотра В деревне банный день для женщин был по пятницам.

Если мама в этот день несла в руках тазик и сумку, а я тащился за ней следом , это значило , что мы шли в женскую баню. В деревне, чтобы прокормить семью мужики работали от зари до зари, а многие вообще уходили на заработки в города и на разные стройки. Во многих семьях вообще не было взрослых мужчин.

Тогда время было такое. Вот и брали нас, малышню, в женские дни в баню.

А пацаны, кто постарше, подтрунивали над нами. Это среди деревенских как бы такая традиция была. Конечно, приставали и ко мне.

«Ну ка, Вовка расскажи , что ты там у девок в бане видел?»

Как будто их самих никогда в женской бане не мыли!

Я не знал, что надо рассказывать. «Ну, титьки у взрослых видел». «Нам про титьки не интересно.

Ты про то, что у них там пониже, расскажи!». Да я и сам знал, что про титьки неинтересно.

Это сейчас редкость , что молодая мать кормит грудью младенца. А тогда это было обычным делом и мы на это даже внимания не обращали.

Я и сам тоже когда-то титьку сосал. Чтобы пацаны от меня отстали, я каждый раз стал внимательно рассматривать , что же там ниже титек. Мне и самому стало интересно.

Но пацанам я не знал как рассказать о том , что я там разглядел. Вдруг я скажу что то не то, и они начнут надо мной смеяться. Так я думал. Поэтому пацанам я вообще ничего не рассказывал.

А когда в один из дней те меня совсем допекли, я пришёл домой и с порога заявил: «Всё! Больше, мама, я с тобой в баню ходить не буду!

Не буду и всё!» Мать удивилась, но ни о чём меня расспрашивать не стала. А за ужином сказала отцу: «Оказывается, что наш сын то уже совсем взрослый. Он уже всё понимает. И рассказала, в чём дело.

Отец посмотрел на меня внимательно и совсем серьёзно сказал: «Ну вот, в нашем доме теперь два мужика.

Теперь в баню будем ходить только по субботам».

Услышав это , я пулей выскочил на улицу. Там я нашёл ту компанию и всё выпалил им на одном дыхании, чтобы они отстали от меня раз и на всегда.

«В женскую баню я больше ходить не буду, потому что я уже взрослый мужик. Так папа сказал. А мама сказала, что я теперь всё понимаю.

А у всех ваших девок ниже титек — пуп. А самый красивый пуп у Марийки.

Это моя подружка. Только титек у неё ещё нет, потому что она маленькая. Она тоже в садик ходит». Пацаны сперва просто опупели от моих слов, долго катались по песку и корчились от хохота. А потом рассказали, куда мне надо было смотреть.

И даже прутиком на песке нарисовали. Оказывается, что нужно было смотреть и не на пуп вовсе, а ещё ниже.

«Теперь-то ты понял?» Понять то я, конечно, понял, да что толку.

Поздно! Больше меня никто в женскую баню не брал… А тот день, когда я стал взрослым, я запомнил навсегда. P.S. Я прожил долгую жизнь. Я знаю женщин.

Я не доверяю словам женщин. Я не доверяю глазам женщин. Я не доверяю рукам женщин. Обязательно обманут.

Только пуп женщины был всегда на моей стороне. Только на пуп женщины и можно положиться.

Это самое прекрасное, что есть у женщин. Loading. 1 107 53 Введите ваш комментаpий осталось 1185 символов пользователи оставили , вы можете свернуть их

Рассказ матери о сексе со своим не совершенно летним сыном в бане

Я готов был излиться, как услышал, увидел приближавшуюся телегу и моих юных соблазнителей, вид которых протрезвил меня. Не знаю, почему я так расчувствовался, — их красотой можно было восторгаться и рассудочно.

В начале все повторилось как и вчера, хотя меня тревожило чувство, что мой Гермес и Меркурий сегодня как бы очень просто доступны мне, они словно демонстрировали мне все свои достоинства.

Но как она красива!», — и в голове его с жутким волнением мелькнула мысль, заставив покраснеть до кончиков волос: — «А пизда у нее какая?.

Ах, ты! Ах ты!. Какой грех!. Ей тебя, оболтуса, можно доверить».

Мать, конечно, ничего не заподозрила. А у Дениса с т о я л как часовой. Сердце билось в сладостном предчувствии.

Денис еле дождался школы. Сразу же помчался в столовую.

Светлана, наклонившись, перебирала яблоки. –

«Какой же у нее мощный зад! Скоро я смогу к нему прикоснуться»

-«Тетя Светлана! С вами мама говорила?» Светлана разогнулась и со смешком посмотрела на парнишку: «Ну дает твоя мама!

Как я возьму тебя такого мужика в женскую баню? Я видела твоего «дружка» — он уже стоит.

Хотя…» — она оглядела Дениса с головы до ног и сказала нечто странное: -«Маленький х-ек в п-де королек. Ладно, приходи пораньше, скажем к пяти. Школьных еще не будет. Не опаздывай» Денис был у входа в баню уже в полпятого.

Он с волнением наблюдал движение женщин. Вот они в пальто – худые, полные, молодые, старые.

Кто-то с детьми…Денис пока никого из своей школы не видел. А вот и Светлана.Молодая женщина взяла мальчика за руку и, как маленького, ввела в баню. Сердце Дениса стучало как пулемет Кассирша удивленно смотрела на большого мальчика в детских шортах.

Там она была сфотографирована во весь рост в непонятной форме… — Так раньше милиционеры выглядели, — пояснила бабушкина соседка — Я двадцать пять лет в медвытрезвителе проработала… …Баня оказалась совсем недалеко. Мы минут пятнадцать шли по тенистым, зеленым улицам, казавшимся после грохочущей Москвы, тихими и уютными, и остановились перед каменным зданием песочного цвета. Пока бабушка Галя покупала в окошке билеты, я смотрела по сторонам.

В центре, у стойки загорелый дядька в несвежем белом халате и помятом колпаке, под которым угадывалась блестящая лысина, разливал пиво.

Видимо, очередной «сеанс» только что закончился, потому что народу тусовалось много. И волосы у всех были мокрые, а лица красные. Почти все что-то говорили друг другу, некоторые спорили из-за мест за столиками.

Другие и вовсе пили стоя, предварительно чокнувшись кружками. Еще я заметила, что мужчины выходили из двери на правой стороне, покрашенной в ярко-голубой цвет, на которой висела табличка с силуэтом полуобнаженного атлета. А женщины появлялись из двери, расположенной ровно напротив, но выкрашенной уже в ярко-розовый цвет.

А женщины появлялись из двери, расположенной ровно напротив, но выкрашенной уже в ярко-розовый цвет. Их привозил из командировок знакомый дипломат.

Я имел гомосексуальный опыт — в армии, в многомесячных геологических экспедициях в молодости, да и с дипломатом мы не устраивали молчаливых кинопросмотров. Любопытство взяло свое, и, отыскав в сене, желанную щелку, я прильнул к ней.

Мои Гермес и Меркурий лежали обнаженные, грудь младшего оказалась прямо у меня перед глазами: так, что я видел и слышал биение его сердца.

— А где же старший? — подумал я и в это же мгновение увидел его ягодицы. Несложно было догадаться, что они загорают обнаженными. Павел сосал член своего брата.

Я возбудился настолько, что, расстегнув шорты, стал рукой помогать себе, испытывая неожиданное удовольствие.

Cемейная баня

14:16 / 2175просмотров +T — Поделиться: (Фрагмент из повести «Тихая дачная жизнь»)Сурин в состоянии «смятения мыслей» просидел в своём травяном укрытии ещё некоторое время и только тогда, будто только пришёл, предстал перед женой и сыном. Радость Лены, вызванная его нежданным появлением, тут же сменилась разочарованием, когда она узнала, что он уже завтра должен уехать для заступления на дежурство с субботы на воскресенье.

В то же время жена вела себя так, будто ничего особенного за десять минут до того не произошло, впрочем, так же как и сын, который лишь поздоровался, продолжая работать на «плантации».

На вопрос: как дела, что нового? Лена лишь отмахнулась:- Да что тут может быть нового.

ничего, мы вот работаем, а Ирка гуляет.

Небось, видел её?Так и эдак Сурин пытался «подвигнуть» жену к объяснению, но та, похоже, была совершенно искренна, вела себя, как ни в чём не бывало. Она сначала накормила мужа с дороги, потом пошла заканчивать стирку.

Спросить в лоб: что за странные игры затеяла она с сыном, и что там случилось.

в душевой? На это он почему-то так и не решился, хотя только об этом и думал.Поев, Сурин пошёл пилить и колоть дрова, ибо получалось так, что еженедельный субботне-банный день переносился на сегодня, пятницу. Сын терпеливо и безропотно собирал жуков, а Лена постирав, вывесила бельё.

Ближе к обеду Сурин всё же задал «наводящий» вопрос:- А Антошка, что сегодня смирный такой, пашет, спины не разгибая, даже не возмущается?- Возмущался, ещё как, с ребятами в волейбол, видите ли он договорился.

Моду взял каждый день там пропадает. Ремнём по заднице получил и перестал возмущаться,- совершенно спокойно ответила Лена.»Ничего себе, это называется получил, только не понятно кто кого там. по заднице»,- размышлял про себя Сурин, не в состоянии понять почему жена скрывает от него случившееся и ещё больше удивляясь её не показному спокойствию.

«Может она боится признаться, что уже не справляется с сыном? Но нет, непохоже. Неужто считает, что он ничего не должен знать? Странно.»На обед вся семья собралась в саду за столом, установленном под раскидистой старой яблоней.

Дети старались как можно скорей проглотить пищу: Иринка спешила к подружкам, с которыми они договорились идти купаться на пруд, а Антон надеялся, что его, наконец, отпустят на волейбольную площадку. Лене эта спешка не нравилась.

Она уже облачённая в халат и фартук недовольно выговаривала дочери:- Какое купание. не видишь, дождь собирается.- Какой дождь, с самого утра такая погода,- плаксиво возражала Иринка, давясь салатом из редиски и лука.- Знаю я эти ваши купания. Перед мальчишками будете выделываться.

Рано ещё в купальниках дефилировать.- Ты что, мам, мы ж просто. жарко ведь,- густо покраснела дочь.- А ты, что колорадцев уже всех собрал?- мать перекинулась на сына.- Нее. не успел. Их же там на каждом кусту, и чуть не под каждым листом кладки.

Вон у меня все руки от них жёлтые, не отмыть,- виновато запричитал Антон.- А кто заканчивать будет. Пушкин, что ли?!- Да ладно Лен. Я баню затоплю, и пока топится, по рядам пройдусь.

Там же немного осталось?- пришёл на помощь сыну Сурин.- Да пап.

немного, четыре ряда всего. Я покажу, где закончил,- затараторил Антон, благодарно заглядывая отцу в глаза.После обеда дети как можно быстрее покинули дом, опасаясь ухудшения настроения матери.

Они не были лентяями, они были детьми, а почти все дети до поры не любят домашней работы, даже те, из которых потом вырастают настоящие «пахари».

Сурин надеялся, что жена станет откровеннее, когда детей дома не будет.

Но Лена как будто напрочь забыла о произошедшем утром. Она по-прежнему вела себя естественно, помыла посуду, промела дом, и вновь в купальнике вышла к мужу на картофельную делянку.Сурин собирал колорадцев в банку, чтобы затем сжечь их на железном поддоне.

Лена стояла рядом, и попеременно поворачиваясь к солнцу то одним, то другим боком, рассказывала о скандале, который случился позавчера вечером у соседей напротив:- Представляешь, уже часов десять вечера, мы все у телевизора, окно открыто.

Тут вдруг кто-то соседке по окну как загрохочет.

Сильно так, как стекло не разбил, удивляюсь. Я к окну, гляжу мужик. Ну, я тебе, помнишь, рассказывала бывший муж этой Фаины.

В окно ей стучит и орёт, материт её, что, говорит, сука, с черножёпым связалась, сейчас я всех вас тут подпалю. Ну, ты что не помнишь, я же рассказывала, что у неё сейчас азербайджанец в примаках живёт. Ну, он орал, орал, а к нему так никто и не вышел, только окно открыли, он и угомонился.

Думаю, ему этот «чёрный» на выпивку отстегнул.»Добив» жуков, Сурин натаскал воды и затопил баню. Лена то уходила в дом, то подходила к нему.

Но он так и не дождался объяснений, а сам спросить не отважился.

Около семи часов пришла с пруда Иринка.

Мать сразу погнала её в душ ополаскиваться:- Давай, давай, в этом пруду кто только не купается, и собаки и всякая пьянь, бомжи. Сейчас же всё с себя смой, в баню я тебя такую не пущу.Дочь с недовольной миной поплелась в душ, но там проплескалась под струями нагревшейся за день воды до тех пор, пока мать не выгнала её и оттуда.

Запыхавшийся и довольный Антон прибежал, когда баня была уже готова. Первыми по ещё не большому жару мыться пошли мать и дочь.

Иринку заставить париться можно было только втащив в парную за волосы. Потому Лена, намылив и окатив водой только начинавшее круглиться и бугриться на груди, бёдрах и животе тело дочери, отправила её, закутав в махровый халат, в дом.- Всё, иди.

Скажи отцу, чтобы шёл,- напутствовала её Лена, и уловив лукавый взгляд дочери на себя раздетую, тут же взорвалась,- Я тебе сейчас зенками постреляю, я тебе приколюсь, сопля зелёная, а ну марш отсюда, то же мне, нимфетка с мыльной фабрики!- Ну ты чё ма.

я ж ничего,- сразу стушевалась дочь, красным круглым лицом в капюшоне халата похожая на матрёшку, и уворачиваясь от пухлой руки матери, вознамерившейся отвесить ей оплеуху, скрылась за дверью предбанника.Тем не менее, дома Иринка с той же двусмысленной улыбочкой сообщила уже отцу:- Пап, тебя мама в баню зовёт.Отец в отличие от матери не разозлился.- Да дочь. сейчас иду,- с этими словами он взял заранее приготовленный свежий берёзовый веник, ибо любил попариться.Баня, уже не новый, но ещё крепкий бревенчатый сруб, состояла из трёх небольших отделений: предбанника-раздевалки, моечного отделения и парной.

Пока мылись мать и дочь парная была не задействована.

Когда же пришёл Сурин. Он сразу подбрасывал дров и забирался в парную на полок, под самый потолок, «отмокать». Лена на полок не лазила, она оставалась внизу. Когда же Сурин «отмокнув» плескал холодную воду на каменку, поддавал пару.

Лена с визгом садилась на корточки, а если и там, в самом низу для неё оказывалось не в терпёж, пулей выскакивала из парной. Сурин с удовольствием наблюдал эти «сцены».

Вот и сейчас он набрал ковш воды.

Предупредил:- Лен, поддаю!- Подожди.

сейчас.- жена поддерживая грудь, словно опасаясь что она чрезмерно болтается, хотя с той же целью можно было придерживать и множество прочих выпуклостей её добротного тела, молочно-белого, там где прилегал купальник, и различных оттенков тёмно-розового, в прочих местах.

Она соскочила с лавки на которой сидела и поджав колени с некоторым подобием испуга, зажмурившись ждала упругой волны жара. Сурин плеснул и тут же крякнул.

Пар, сопровождаемый шипением каменки, заполнял небольшое пространство парной.- Ииии!- визжит Лена и опускается прямо на свои круглые колени, и наклоняет голову с распущенными волосами к полу- Ну, ты прямо как поклоны бить собралась,- смеялся сверху Сурин, начиная хлестать себя веником, в то время как жена прямо на глазах покрывалась каплями пота.- Молодец, сегодня выдержала, лезь сюда, попарю.- Нее.

я и здесь чуть жива,- едва не из последних сил отвечала Лена.Сурин весь красный, в тугих жгутах длинных «легкоатлетических» мышц сошёл по ступенькам с полка, и окунув веник в таз с холодной водой стал легонько охаживать жену по относительно узкой спине в мягких складках, по широкому заду.

Лена повизгивала снизу и просила почаще макать веник в воду. Наконец, её терпению наступил предел, она чуть приподнялась и не рискуя распрямиться полностью, задев мужа мягкими ягодицами протиснулась мимо него, выскользнула в моечное отделение. У Сурина было достаточно времени, чтобы не привлекая внимания жены осмотреть её тело.

У Сурина было достаточно времени, чтобы не привлекая внимания жены осмотреть её тело. Но, ни каких следов «утреннего инцидента», ни каких даже подобий синяков на ней не просматривалось, кроме одного на правом бедре.

Но его «поставил» он лично, во время прошлой бани, когда она вот так же убегала из парной, а он глубоко ухватив её, удержал и продолжал парить, пока она со смехом не выскользнула.Настоящая парилка началась уже после того, как Лена обмотав голову полотенцем и облачившись в банный халат уходила и приходил Антон. Здесь отец сразу загонял сына на самый верх поддавал пару и хлестал безо всякой пощады.

Спросить у Антона, что там у них с матерью была за «борьба в душе», Сурин тоже не решился.

1

Семейная традиция

Не знаю как в других семьях, но в нашей — единственным способом помыться была баня. Мы жили в квартире гостиничного типа, в конце коридора была общая душевая в таком отвратительном состоянии, что родители туда не ходили и нас с сестрой не пускали, дабы не подхватить там какую-нибудь заразу или не обрезаться о побитый кафель.

Каждую пятницу мы собирали сумки и ехали долго сначала на трамвае, потом на автобусе в пригород, где жили бабушка с дедушкой.

У них как почти во всех тамошних домах рядом с домом стояла старенькая баня, вросшая нижними бревнами в землю.

Отец с дедом обновили немного ее изнутри, обмазали котел цементом и обложили кирпичами, позатыкали щели паклей, замостили новые полати и полы и можно было еще несколько лет не думать о строительстве новой, денег на что все равно не было. Первыми всегда ходили дед, отец и я, потом шла женская половина семьи.

Дед с отцом топили до температуры, иногда доходящей до 120 градусов, тогда еще был жив старый термометр на стенке. Когда дед начинал наподдавать, я кричал в бане в крик и пытался убежать, отец меня держал и говорил, чтоб я терпел. Я прятал голову в войлочный колпак и пытался засунуться в него весь, лишь бы хоть как-то оградиться от раскаленного пара, продирающего до костей.

А после начинали хлестаться вениками, пока с тех не облетит листва. Я ненавидел баню и каждый раз уже с четверга начинал имитировать болезнь, кашлял, говорил, что болит живот и прочее, лишь бы не ехать к бабушке с дедушкой в это раскаленное адское место. Из недели в неделю, из месяца в месяц, из года в год повторялись эти банные пытки.

К подростковому возрасту я смирился, привык и стал легко переносить жар.

Дед к тому времени помер, и в баню ходили мы с отцом вдвоем. Летом мы вместе с ним ходили в лес неподалеку заготавливать веники, в основном, березовые, поменьше дубовых. Так и жили, пока отца не скосил инфаркт.

Ритуальные дела как это необходимо все были сделаны, и мыться все равно было нужно. Мы теперь с матерью и сестрой ездили втроем к бабушке.

Я, ставший единственным мужчиной в семье, топил баню, как научился за долгие годы, смотря как это делают дед и отец, ходил за вениками, мастерил их, связывая туго, как учил дед и хлестался до одурения огненными вениками, облетевшими до состояния прутьев, оставляя красные полосы на своем теле, а после обливался ледяной водой из ушата или если была зима то выбегал на улицу голый и валялся в снегу, не стесняясь, кричал, как медведь в зоопарке, когда просит жрать.

Невесты меня особо не интересовали, как и вообще сексуальный раздел в принципе. Я дрочил по утрам в носок, никого не представляя, а концентрируясь на своих абстрактных ощущениях удовольствия.

Сестра же была старше меня на 2 года и, учась на 2 курсе института, представила нам жениха Егора.

Егор был странный малый: худенький, с забитой татуировками правой рукой, с тоннелями в ушах и бородкой. Ему было 19 лет, но борода прибавляла ему солидности и возраста лет на 10.

Мне он казался намного старше моей сестры и тем более меня, а дырки в ушах вообще делали его каким-то заграничным кентом в моих глазах.

Через несколько недель знакомства. Когда Егор стал постоянным гостем в нашей квартире, мама предложила ему съездить вместе с нами к бабушке, познакомиться, посмотреть, как она там живет, ну и, при желании, разделить с нами нашу семейную банную традицию. В ближайшую пятницу мы отправились вчетвером загород.

Сказать, что бабушка была удивлена выбором внучки — значит, ничего не сказать.

Внешний вид Егора поразил ее до косточек, она посчитала его не иначе как придурком.

Наше с мамой впечатление, когда мы увидели Егора впервые, было абсолютно таким же. В дальнейшем мы попривыкли к его экстраординарному виду, но все равно он был для нас совершенно странным типом. Мама была уверена на 100%, что у них с Танькой несерьезно, и скоро, она поймет, что это не тот надежный мужчина, с которым нужно заводить долговременные отношения.

Но пока у них был букетно-конфетный период, и Танька летала на крыльях влюбленности.

Правда, Егор дарил Таньке не цветы и конфеты, а колечки и кулончики на завязочках.

У Таньки уже скопилась целая шкатулка этого барахла, и ее любимым занятием, когда Егора не рядом, было сидеть и перебирать и рассматривать всю эту поебень. Я пошел топить баню, Танька с Егором ушли на огород полоть грядки.

Я затопил и решил поколоть дрова, хотя колотых было достаточно, но чем еще здесь заниматься? Полчаса интенсивной работы и я был насквозь, мать принесла мне холодного компота из погреба. Тут появились наша блаженная парочка в прелестных венках из одуванчиков.

Они проплыли мимо нас на воображаемой лодке под названием «Любовь».

Мама покрутила пальцем у виска, а я закатился смехом. Ну, странный, ну и что, у всех свои странности, у этого они хотя бы на виду.

Зато он смешной и Танька от него без ума, вон, светится от счастья.

Я подложил дров в печку. Огонь горел резво, раскаляя камни и быстро подогревая воду. Я залил веники и пошел поваляться в гамаке. Танька с Егором играли в бадминтон.

Шорты у Егора и так были с длинной мотней посередине, будто он обосрался, да еще постоянно сползали с его худого тела, показывая резинку от трусов кислотно-зеленого цвета . Я был практически уверен, что ни Танька, ни Егор не пойдут в баню, поэтому не стал им объявлять, что баня готова.

Я зашел домой, взял полотенце, банку компота, крикнул бабушке, что я ушел париться, приду через часа полтора, не раньше, не нужно ходить каждые 10 минут и кричать, все ли у меня в порядке. Но к моему величайшему удивлению Егор увидев, что иду с полотенцем и компотом, тоже метнулся в дом за полотенцем и уплелся за мной. По пути я засомневался, как его туннели в ушах выдержат жар, он ответил, что без проблем снимет и в предбаннкие тут же продемонстрировал этот фокус с раскручиваением.

В ушах остались аккуратные дырки.

Я не смог сдержаться и прыснул от смеха.

Егор не обиделся и посмеялся вместе со мной. Мы стали раздеваться и тут мне пришлось еще раз очень сильно удивиться. Когда он снял свои трусы цвета «вырвиглаз», оказалось, что там он прятал нереально длинный член, более чем в 1,5 раза длиннее моего обычного писюнчика.

Но не его нечеловеческие размеры были предметом моего удивления и даже не то, что он был гладко выбрит на лобке и яйцах, эта современная мода была мне знакома, а то, что моталось на его конце. Из-под крайней плоти выглядывало тонкое стальное колечко, на котором была крупная стальная бусина.

Я хотел что-то сказать, но запнулся от этого сюрприза.

Егор понял это, как необходимость тоже снять, чтоб не обжечься, и быстро вытащил кольцо. Для него все эти пирсинги, татуировки, дырки в ушах были совершенно обычным делом, он давно привык и не замечал круглых удивленных глаз окружающих.

Я почувствовал себя отсталым от жизни, так как у меня не было нигде никакого пирсинга, ни одной татуировки, и мои хуй, яйца и жопа были сильно заросшими вьющимися темными волосами, равно как и подмышки.

Мы прошли в парную, сели на полати, я нацепил на нас шапки, и начал поддавать на камни шайкой воду, в которой предварительно замочил специальную травяную запарку из еще дедовых запасников. Его густо втянул ароматный воздух и произнес: «Кайф».

Я достал из ведра веники, стряхнул с них воду на камни и стал разгонять зашипевший пар. Немного помахав, выгнал Егора и сам вышел чуть остыть. Я глаз не сводил с его хуя, мне казалось, что это хвост гуманоида, но никак не человека.

Мы зашли второй раз и тут я начал наподдавать уже посерьезному, по-дедовски, Егор не выдержал такого жара и вышел в предбанник, я же начал париться как в былые времена, когда были живы отец и дед. Веники здорово обнимали мое тело, пропаривая до нутра. Я облился ледяной водой и вылетел в предбанник скорей лечь.

Чуть не задавил Егора, он отполз к противоположному концу кровати и сел, согнув ноги в коленках так, что мне были видны его хуй с яйцами как в кресле гинеколога. Первые минуты я лежал полумертвый, потом открыл глаза, позвал Егора снова париться, но тот сказал, чтоб я парился сейчас сам, а он чуть позже, когда не будет такая высокая температура.

Я второй раз нахлестался так, что еле выполз из парной. Егор курил что-то вонючее, на вопрос, что это за говно он курит, он хитро на меня посмотрел и передал мне скрученную цигарку.

За секунду я передумал гору мыслей, что я никогда не курил траву, что Егор этот и впрямь очень странный, что вид у него полностью соответствует его поступкам, глазами проследил все его вены, никаких следов уколов нет, что, конечно же, нет, я не буду курить. Но мысли — мыслями, а я затянулся, покашлял, отдал назад, резюмировав «какая гадость».

Я отдохнул и пошел третий заход париться. Я хлестал себя, будто бил розгами провинившегося раба, пока веники не превратились в метлы.

Жар в печке стал падать, я не стал подкладывать больше много дров, кинул 2 полена, чтоб не остывала вода, облился холодной водой, вышел из парной и оставил дверь открытой.

Я развалился на кровати, а Егор зашел в парную и разлегся на теплой полати. Парная проветрилась, и я толкнул дверь ногой, чтоб она закрылась. Я закрыл глаза и унесся на некоторое время в легкую дремоту, где в бане был я, отец дед и Егор, мы все смотрели на его член, а потом подошли и стали трогать руками как музейный экспонат.

Я открыл глаза, мое тело покрылось мурашками, я замерз и зашел в парную и застыл от увиденного. На полати сидел Егор и сосал сам себе свой хуй.

Его худоба и размер органа позволяли не сильно утруждаться в акробатических способностях. Достаточно было просто немного потянуться вперед, и он свободно заглатывал на треть свой хуй. Егору было по барабану, что я стою и смотрю, он был на своей волне и медленно с причмокиванием сосал себе, другой рукой оттягивая яйца так далеко, что должно было быть уже больно, но ему, по ходу, не было больно.

Не знаю, что щелкнуло у меня в голове, но мой хуй вскочил на полпервого дня и в таком состоянии решил остаться надолго. Прятать тут его было некуда. Я начал дрочить его рукой, не сдвигаясь с места. Егор не поднимал глаз и все еще занимался собой.

Я решил тоже попробовать дотянуться до своего. Сел на полати рядом с Егором и начал пытаться сгибаться к члену.

Мой размерчик в 19 см хоть и казался мне большим, но дотянуться до него ртом оказалось невозможно, мне не хватало сантиметров 10-15. Егор, не выпуская свою залупу изо рта, хитро глядел на меня, глазами показывая на свой хуй, постукивая своей головкой себе же по губам и языку.

Я понял его намек, и снова мысли о том, что это все крайне странно, полностью разошлись с предпринятыми действиями. Я наклонился и взял в рот его залупу наполовину. Сообразив на вкус, что хуй ничем не отличается от пальца, я заглотил его настолько глубоко, насколько мог: это была половина его длины.

Я начал посасывать как леденец на палочке.

Егор схватил мой хуй и начал мне дрочить, а после лег параллельно мне и взял в рот мне хуй. Это был первый раз, когда у меня кто-то взял в рот.

Я охреневал, как это круто когда горячий рот с какими-то непрямыми ходами натягивается на член, как губы плотно обхватывают головку и щекотят борозду.

Я быстро начал кончать и хотел оттолкнуть Егора, но тот наоборот присосался как можно сильнее и принял все мои сильные струи себе в рот, проглотив все до капли. Я подумал, что мне он тоже хочет кончить в рот, этого я не хотел, поэтому посасывал осторожно, чтоб в случае чего быстро убрать рот. Егор не торопился кончать, он подталкивал меня ближе к яйцам, я начал их лизать.

Они у него были такие гладкие, ровные, что легко помещались по одному мне в рот. Мой хуй снова стоял как ракета на Байконуре. Егор подвернулся ко мне, приподняв ноги, и притянул меня к себе, направив мой хуй себе в жопу.

Не ожидая, что у мен что-нибудь такое получится, я думал, что это просто имитация, но повожу ща ему членом по животу, но мой хуй вместо того, чтоб упереться в жопу, провалился в нее как рыбак под воду на тонком льду. Ощущения были такие, что ствол моего члена зажали в тисках со всем сторон, а головку обмотали полотенцем, смоченным в кипятке. Я не знал, что делать и как двигаться, Егор схватил меня за жопу и стал сам направлять меня и задавать ритм.

Через пару минут я все понял, мне стало жутко неудобно трахать скрученного буквой «зю» Егора самому находясь при этом в ограниченном пространстве под потолком, да еще в горячем помещении.

Я стащил его на нижнюю ступень, сам встал, чуть присев и на всю амплитуду стал ебашить этого татуированного паренька так, будто всю жизнь этим занимался.

Егор весил не более 60 кг, а я доходил уже до 80, поэтому легко с ним справлялся и даже боялся сломать, особенно когда он визжал как собачка. Я спросил на всякий случай, все ли нормально, он кивнул головой, сказал, что все охуительно. В это же время раздался бабкин голос: «Сашенька, у вас там все нормально?».

Хором ответив, что все нормально, мы продолжили трахаться. Очко у Егора стало сжиматься, он закряхтел и оттянул свои яйца, будто хотел их оторвать. Он начал кончать с такой силой, что обстрелял потолок и безжизненно развалился на полати.

Я решил, что трахать его, наверно, больше не надо, вышел из его жопы, сполоснул залупу и стал додрачивать рукой, кончив на пол. Я приоткрыл дверь, чтоб пустить свежий прохладный воздух, а сам лег рядом с Егором. Он медленно двигал телом как питон, пребывая в кайфе, и теребил своего полувялого удава.

Прошло минут 10 прежде чем мы отошли от блаженства. Сюрпризы на этом не заканчивались.

Мы сидели, сложив ноги по-турецки, и вдыхали запах травяного настоя. Егор встал раком на полатях, немного присев на ноги, как пес и начал массировать себе попу, проникая туда пальчиками.

Не понимая, что требуется от меня, я на голой интуиции запустил туда свои пальцы. Он посмотрел на меня и, закатив глаза, раздвинул свои маленькие ягодицы. Его жопа так охотно глотала мои пальцы, что мне стало страшно, что они оттуда не вылезут назад.

Егор дотянулся рукой до танькиного восстанавливающего бальзама для волос, зачерпнул пригоршню и густо намазал на очко. По этой силиконовой смазке моя ладонь с легкостью протиснулась в жопу Егору и провалилась до уровня запястья. Мой кулак оказался в заточении в егоркином очке, я попытался вынуть его, но жопа не давала, тогда я сделал усилие и Егор зарычав, выпустил меня.

Я снова влез ему внутрь и начал проворачивать ему там.

Он так смачно стонал, что мне начало нравиться это сумасшедшее извращение.

Егор перевернулся на спину и задрал ноги, я всадил ему кулак в этой позе и, чувствуя некоторую свободу, начал слегка вынимать и снова вталкивать в податливую задницу. Стоны как в лучшем немецком порно заполнили парную. Егор схватил меня за руку и велел застыть.

Он взял в руки свой хуй и начал его немножко дрочить, потом прыснул, потом еще и еще, и после из него полилась сильнейшая прозрачная струя. Он писал себе на живот, грудь, доставая подбородка, и потом открыл рот и направил себе ее туда.

Моча стекала на его тело. В конце он взял залупу в свой рот полностью, было видно, что он глотает, кадык ходил вверх-вниз.

Меня не сказать, что сильно впечатлила эта картина, но ссать я тоже хотел и после некоторых потуг вылился Егору на живот и в конце наполнил его приоткрытый рот, он сделал глотательное движение, и рот опустел.

Кулак из очка доставал с трудом.

Каким бы тощим не был Егор, и как бы он не умел расслаблять свое очко, мышцы в жопе у него были сильными и упорно не хотели выпускать мою ладонь. Так много нового было в этот день, а вот сил уже не оставалось совсем. Мы ополоснулись березовым отваром из-под веников, я кинул в печку еще пару полен, и мы вышли из бани, уступив место женскому полу.

Мы не обсуждали и не обговаривали с Егором то, что произошло в бане. Он все так же ухаживал за Танькой, шокировал маму и бабушку своим внешним видом.

Он снял тоннели из ушей, но сделал новый пирсинг, проколов язык. Еженедельно по нашей семейной традиции мы продолжали ездить в баню, где ароматное парение свежими вениками успешно сочеталось с последующим взаимным отсосом и еблей Егора в жопу.

Так, сперва в бане, а после в ЗАГСе, Егор стал полноценным членом нашей семьи. Понятия не имею, что у них там происходит в постели с Танькой, и в какие отверстия она пускает его одноглазую змею со стальным брекетом, но я крайне рад, что в семье появился еще один «любитель» бани, да еще с таким набором банных процедур. Конец

История №893083

Ребёнком я посещал женскую баню.

Не в целях саморазвития, а потому что жил в неблагополучном районе.

Из удобств в нашей семье был чайник. Из него мы мылись, пили и отапливались им же.

Но раз в неделю хотелось большего. Так я впервые увидел голых работниц механического завода.

Художник Рубенс, видимо, мылся в той же бане и страдал теми же визуальными кошмарами.

Что бы он потом ни рисовал, получались токарихи и фрезеровщицы, состоящие из бугров, оврагов, складочек и обвислостей. На изготовление каждой уходил центнер дрожжевого теста и немного волос.

Прыгнув в такую, можно было утонуть.Ещё помню горячий кран, другим концом приваренный к центру вулкана. Ручка управления имела два положения – «Выкл.» и «Толстая коническая струя жидкой магмы». Каждая его капля прожигала навылет коня.

Ради таза воды люди рисковали жизнью. В единственный душ стояла очередь на год вперёд.После мытья, униженные и обожжённые, мы с мамой шли к коричневой старухе за ключом от шкафчика.

На днище таза был намалёван номер, кривой как иероглиф.

Старуха внимательно его осматривала, почти нюхала.

Я ждал, она поднимет голову и каркнет что-нибудь про дальнюю дорогу и множество на ней брюнетов, но всякий раз звучало только «75» или «54».Одна женщина получила ключ, открыла шкафчик – а внутри чужая одежда худшего качества. Ей в парилке подменили таз. Голая, зарёванная, сидела потом, писала жалобу на трёх страницах, красиво заложив ногу на ногу. Старуха-ключница лично бегала к ней домой, будила мужа, рылась в шкафу, всё принесла и потом ещё дружила семьями – целая история.

Сейчас такое невозможно, телефоны свели банную драматургию к смс-диалогам.Однажды в бане погас свет. Без окон тьма получилась абсолютной.

И не вошёл никто, не осветил телефоном путь к одежде. За стеной мужики заржали, свистнули, построились и вышли. А женщины стали совещаться. Они в армии не служили и в минуту опасности полагаются на разум.

Выяснилось, что темнота усиливает топографические сомнения и в ней не работают ни указательный палец, ни слова «направо» и «налево».

Купальщицы ползали вдоль каменных лавок, повизгивая при встречах.

Наощупь всё казалось или краном с кипятком, или Минотавром, который уже, конечно, пришёл.

Я точно знал где выход, но детям велели молчать, потому что не время капризничать.Потом какая-то ловкачка нащупал дверь. Крик счастья, отражённый от стен, лишь усилил общее чувство безысходности.

Проём не засветился, в раздевалке та же темень.

Спасённая посоветовала всем идти прямо до стены, потом двигаться вдоль, не меняя направления.

Наверное, она была математиком.

Вскоре все спаслись. Причём мочалки взяли, а тазики – никто. А это в бане главный документ.Тут в раздевалку вошёл мужчина с зажигалкой, позвал тихо – Оля!

Его поймали, поцеловали, отобрали осветительный прибор.

С зажигалкой опасная трагедия превратилась в смешную игру «опознай костюм». Женщины следовали за огоньком как мотыльки. Лица у всех были таинственны и красивы.

Добрая коричневая бабка открывала любые шкафчики. Дамы угадывали где чьё. Одевались в темноте, выходили на свет с бирками в самых неожиданных местах. Больше я в женском отделении не мылся.

А про фрезеровщиц скажу – не судите по размеру ноги о человечности. Некоторые виды красоты понятны лишь когда их обнимешь.Мы с Дашей сидели на кухне, мечтали о сауне, о кабинке на две задницы, в которой так приятно пережидать межсезонье. Даша выслушала мою историю, сказала – боже мой, сколько у нас общего.

С ней такое же было . Один в один. Однажды к ней в баню вошёл монтёр.

Достал лампочку и ну менять. Даша тогда пережила ужас и больше в городскую баню не ходила. Я спросил осторожно, видит ли Даша какие-нибудь различия между нашими историями.- Ну конечно. Я девочка, а ты мальчик. Мой шок куда тяжелей.

Он монтёр, а я голая. Представляешь?Я легко представил Дашу голой. Вся моя литература построена на умении воображать подобное.

Это мой исток, мой чернозём, сор, из которого я расту, не ведая стыда. Вскоре я забыл с чего начался разговор и каким должен быть финал.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+