Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Уголовное право - Беспомощное состояние в уголовном праве

Беспомощное состояние в уголовном праве

Подходы к определению состояния беспомощности

Беспомощным состоянием исследователи считают такое физическое или психическое состояние потерпевших лиц, при наступлении которого они не способны понять характер и значение совершаемых с ним действий. В подобном состоянии они не всегда могут должным образом оказать сопротивление преступнику. Часть исследователей относят психическую беспомощность потерпевших только к болезненным изменениям сознания или состояниям, которые обусловлены недостаточным уровнем психического развития.Приверженцы другой позиции считают, что неспособность жертв понимать характер и роль совершаемых с ними действий и их неспособность оказать соответствующее сопротивление необходимо трактовать более широко. Здесь важно указывать не только на психическую беспомощность, которая проявляется в результате бессознательного состояния или невозможности понять характер и роль совершаемых действий, но и на беспомощность, возникающую по причине испуга, эмоционального шока, обмана и др.Исследователи, которые придерживаются второго подхода, признают необходимость выделения формальных требований.

Им должны соответствовать способы принуждения, при этом насилие физического характера должно обладать жестким и интенсивным характером, угроза должна являться непосредственной и конкретной.Разные мнения в отношении содержания категории «беспомощное состояние», а также возможность его двойной трактовки, часто вызывает сложность в правоприменительной практике.Так, был проведен анализ архивных материалов, с помощью которого выявили существенные проблемы в области принятия решений суда по делам об изнасилованиях.

В частности, это относится к делам, в которых несовершеннолетние потерпевшие были принуждены к половому контакту с помощью сравнительно мягкого воздействия.

Судьи при вынесении обвинительных приговоров по таким делам чаще всего не упоминали детали совершения преступлений.Более пристальное исследование данных дел показало, что к таким уверткам суды вынуждены были прибегать по причине наличия нечеткого представления о содержании правовой категории «беспомощное состояние».Практики же исходят из более узкого представления о психической беспомощности, которую трактуют в качестве состояния явно выраженного нарушения сознания.

Они не решались отнести в эту группу тех потерпевших, волю к сопротивлению которых подавили сравнительно мягкими мерами воздействия.В данных ситуациях чувство справедливости не дало возможности блюстителям закона рассматривать отсутствие вреда в действиях преступника.

Они понимали, что лицо было принуждено к половому контакту против воли и практически не имело психологической возможности оказать сопротивление. При этом было невозможно обосновать свою позицию и интуитивные оценки.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 марта 2012 г. N 11-П12ПР Суд изменил приговор, исключив осуждение за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, и смягчил наказание, поскольку сон и состояние алкогольного опьянения не могут расцениваться как беспомощное состояние

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего — Серкова П.П., членов Президиума — Давыдова В.А., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Хомчика В.В., при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Красноярского краевого суда от 6 февраля 1998 года, по которому Подлужный А.В., . судимый 2 июня 1993 года по ч.

1 ст. 108 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, на основании постановления Государственной Думы от 19 апреля 1995 года об объявлении амнистии в связи с «50-летием Победы в Великой Отечественной войне» оставшийся срок в виде 2 лет 10 месяцев 15 дней сокращен на 1/3 часть, то есть на 1 год 11 месяцев, освобождён 19 марта 1997 года по отбытии наказания, осуждён по п.п. «в», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 58 УК РФ отбывание Подлужным первых 5 лет назначено в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1998 года приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об изменении судебных решений в отношении Подлужного.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Сидоренко Ю.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся судебных решений, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Кехлерова С.Г., объяснения адвоката Арутюновой И.В., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил: Подлужный признан виновным в совершении преступления при следующих обстоятельствах. После освобождения из мест лишения свободы Подлужный стал проживать у отчима — С. . В квартире . этого же дома проживал его брат — С., которому не нравился образ жизни Подлужного, и они ссорились на этой почве.

31 мая 1997 года, в период с 21 до 23 часов 50 минут, Подлужный вместе с М., А. и Л. распивал спиртное в квартире .

принадлежащей супругам Л. Около 24 часов М. и А. ушли, а Подлужный пришёл в квартиру . в которой находились С. и Н. С. стал говорить Подлужному, чтобы тот перестал выпивать, трудоустроился и не приходил к нему домой в нетрезвом состоянии. Во время ссоры с С. Подлужный со словами «Ты хочешь, чтобы я сел, ты хочешь трупа» взял кухонный нож, зашёл в квартиру .
Во время ссоры с С. Подлужный со словами «Ты хочешь, чтобы я сел, ты хочешь трупа» взял кухонный нож, зашёл в квартиру . и нанёс спавшему Л. несколько ударов ножом в область шеи и плеча, а затем вернулся в квартиру к С.

От полученных ранений потерпевший Л.

скончался. В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г.

поставлен вопрос об исключении из осуждения Подлужного за убийство п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, о признании явки с повинной Подлужного смягчающим обстоятельством и смягчении ему наказания.

Рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382 УПК РФ ввиду неправильного применения уголовного закона.

Квалифицируя действия осуждённого по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд исходил из того, что во время совершения преступления потерпевший Л.

находился в беспомощном состоянии — спал, будучи в тяжёлой степени опьянения.

Однако по смыслу закона по п.

«в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. Между тем сон является жизненно необходимым и физиологически обусловленным состоянием человека и не может расцениваться как беспомощное состояние в том понимании, которое придаётся ему уголовным законом, как и состояние алкогольного опьянения, в котором находился потерпевший.

В материалах уголовного дела имеется протокол явки с повинной, названной Подлужным чистосердечным признанием, составленной им до задержания, в которой он изложил обстоятельства совершённого преступления (л.д. 66). При таких обстоятельствах следует признать, что имело место добровольное сообщение о совершенном преступлении.

Суд в приговоре сослался на явку с повинной Подлужного как на доказательство его виновности. Однако, установив наличие явки с повинной, суд не признал её обстоятельством, смягчающим наказание, и не высказал каких-либо суждений относительно такой возможности. При наличии таких данных явку с повинной следует признать смягчающим обстоятельством.

С учётом изложенного назначенное Подлужному наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил: 1.

Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г.

удовлетворить. 2. Приговор Красноярского краевого суда от 6 февраля 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1998 года в отношении Подлужного А.В. изменить, исключить его осуждение по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчить наказание по п.

«и» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 17 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии строгого режима. В остальном судебные решения в отношении Подлужного А.В. оставить без изменения. Председательствующий Серков П.П.

Обстоятельства беспомощного состояния потерпевшего в 2020 году

В уголовном праве выделяют субъективные и объективные обстоятельства беспомощности человека, в отношении которого было совершено преступление:

  1. объективные обстоятельства – это такие ситуации, при которых в момент совершения преступником злодеяния жертва находилась в беспомощном состоянии. Например, во время изнасилования потерпевшая находилась в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения, жертва была обездвижена – привязана подвешена придавлена, закрыта и т. п.
  2. субъективные обстоятельства – это индивидуальные особенности организма потерпевшего. Сюда можно включить малолетний возраст жертвы, престарелость, наличие у потерпевшего психической или физической патологии, заболевания;

Убийство спящего и беспомощного человека — разные вещи, пояснил ВС РФ

ВС РФ уточнил, что к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

«Сон является жизненно необходимым и физиологически обусловленным состоянием человека и не может расцениваться как беспомощное состояние»

, — поясняет суд. ВС РФ разъяснил норму УК РФ, поскольку Верховный суд Башкирии при рассмотрении уголовного дела счел возможным признать фигуранта дела виновным в убийстве лица, находящегося в беспомощном состоянии (часть 2 статьи 105 УК РФ), поскольку в момент совершения преступления его жертва спала.

Однако ВС РФ изменил данный приговор и пояснил, что в этом случае преступные деяния следует квалифицировать как умышленное убийство (часть 1 статьи 105 УК РФ).

«Как показало изучение судебной практики по делам, рассмотренным Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда России в порядке надзора, многие суды еще не добились точного и неуклонного соблюдения законов при осуществлении правосудия, не всегда обеспечивали в полной мере защиту прав и охраняемых законом интересов граждан и выполнение задач уголовного судопроизводства»

, — говорится в обзоре ВС РФ.

Суд напомнил, что обзоры судебной практики являются рекомендательными документами с целью единообразного применения норм российского законодательства. Всего судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ за первое полугодие рассмотрела 787 дел, при этом по 462 из них решения были отменены либо изменены.

«Проверка истребованных уголовных дел показала, что примерно по двум третям из них судами были допущены различные ошибки в применении материального и процессуального права, которые не были своевременно исправлены при кассационном и надзорном рассмотрении дел судами областного и им равного звена»

, — говорится в обзоре.

ВС РФ сообщает, что чаще всего решения нижестоящих судов отменялись или изменялись из-за неправильного применения материального закона (38%), нарушения процессуального закона (25%) и из-за слишком сурового наказания (12%).

Беспомощное состояние потерпевшего как признак изнасилования (по материалам судебно-следственной практики Тюменской области)

Сыпачев Андрей Юрьевич,Кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры оперативноразыскной деятельности и оперативнотехнических мероприятий органов внутренних дел, Тюменский институт повышения квалификации сотрудников органов внутренних дел, г. состояние потерпевшего как признак изнасилования(по материалам судебноследственной практики Тюменской области)Аннотация.В статье, в соответствии с постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации ина основе материалов судебноследственной практики Тюменской области,рассматриваетсябеспомощное состояние в насильственных половых преступлениях, как необходимоеусловие для признания деяния изнасилованием (при отсутствии физического насилия или угрозыфизическим насилием).Ключевые слова:беспомощное состояние, психическая беспомощность, физическая беспомощность, преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности, изнасилование.

Понятие «беспомощное состояние» используется законодателем не только в составе изнасилования, но и в ряде других норм (ст.ст. 63, 105, 111, 112, 117, 120, 125, 132 УК РФ). Разъяснение рассматриваемого термина можно обнаружить в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, посвященных половым преступлениям и убийству.

Примечательно, что понимание беспомощного состояния в этих составах различается. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» указано, что по признаку «убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии» надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ

«О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности»

разъяснено, что изнасилование следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу.

То есть для изнасилования рассматриваемый признак имеет более широкое значение, нежели для убийства, и охватывает еще и случаи, когда лицо не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Более того, если обратиться к практике Верховного Суда РФ, то можно добавить, что при квалификации убийств к беспомощному состоянию не относят случаи, когда потерпевший находился в состоянии сна, не вменяется этот признак и тогда, когда виновный своими насильственными действиями привел потерпевшего в бессознательное состояние для облегчения убийства.В литературе существуют различные точки зрения, объясняющие, почему Пленум Верховного Суда РФ дал именно такую трактовку беспомощного состояния применительно к убийству. Для уяснения сути беспомощного состояния, объяснения различий в трактовке беспомощного состояния необходимо проанализировать, в сочетании с какими признаками их использует законодатель и место рассматриваемых признаков в составах преступлений.Беспомощное состояние в насильственных половых преступлениях является элементом объективной стороны, оно является необходимым условием для признания деяния изнасилованием (при отсутствии физического насилия или угрозы физическим насилием).

Используя беспомощное состояние потерпевшего, виновный действует помимо воли потерпевшего в тех случаях, когда тот не может выразить свою волю или не осознает характера совершаемых с ним действий, либо против воли потерпевшего, когда он выражает протест против действий, которые с ним намеревается совершить виновный, но не может оказать сопротивления.

В первом случае важно установить то, что потерпевший не имеет возможности выразить именнонесогласие на вступление в половые отношения с посягающим.

При совершении действия сексуального характера с лицом, которое добровольно на это согласно и понимает характер и последствия таких действий, но не может выразить согласие, вреда половой свободе не причиняется, и такое действие не может признаваться преступлением. В тех случаях,когда действия сексуального характера совершаются с лицом, неспособным понимать характер и значение таких действий, а значит, объективно неспособным дать согласие или отказ, имеет место совершение таких действий помимо воли потерпевшего.Таким образом, в силу того что использование беспомощного состояния потерпевшего при изнасиловании является способом совершения основного деяния сексуального действия, в его понятие закладываются все возможные варианты, когда посягающему удастся совершить сексуальные действия вопреки (то есть против или помимо) воле потерпевшего, чем причинить вред половой свободе и (или) нормальному нравственному и половому развитию.

Причем степень общественной опасности этих различных вариантов значения не имеет.

Хотя примечательно, что в законодательстве некоторых зарубежных стран сексуальные преступления в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, признаются более общественно опасными (например, Уголовный кодекс Испании, Польши, Новый уголовный кодекс Франции).В составе же убийства беспомощное состояние признается квалифицирующим признаком, что предполагает более высокую степень общественной опасности по сравнению с убийством потерпевшего, который не находился в беспомощном состоянии. К беспомощности в составе убийства относятся обстоятельства, которые носят неустранимый в момент посягательства характер (паралич, психическое заболевание), наличие которых не позволяет оказать сопротивление, и поэтому беспомощное состояние признано обстоятельством, отягчающим наказание за убийство.

Скорее всего, законодатель имел в виду то, что в таком случае потерпевшему причиняются дополнительные, особые страдания.

Он сознает, что его сейчас или вскореубьют, но в силу своего физического состояния не может ни оказать сопротивления, ни позвать на помощь. Неосознание же потерпевшим предстоящей смерти не делает убийство более общественно опасным. Потерпевший мог этого не осознавать и в силу, например, того, что выстрел, от которого наступила смерть, был произведен с большого расстояния или сзади, или изза угла.

И во всех этих случаях потерпевший не мог бы оказать сопротивление.

При применении насилия в насильственных половых преступлениях у потерпевшеговозможность оказать сопротивление, как правило, имеется.

Следует лишь учесть то, что такое сопротивление в большинстве случаев неэффективно и потерпевший, к которому применяется насилие, зачастую находится в таком же положении, как и потерпевший в беспомощном состоянии, особенно если имеет место угроза убийством.Таким образом, различное толкование признаков беспомощного состоянии в разных составах преступлений обусловлено особенностями этих составов.Итак, в качестве способа совершения сексуального действия при изнасиловании законодатель закрепляет использование беспомощного состояния потерпевшего.

Само понятие беспомощного состояния потерпевшего при изнасиловании разными авторами толкуется поразному. Обобщая уже существующие определения, беспомощное состояние потерпевшего в рассматриваемом преступлении можно определить как состояние, при котором потерпевший не осознает характера совершаемых с ним сексуальных действий или осознает, но не способен выразить протест или оказать сопротивление.Исходя из разъяснений, данных Верховным Судом, беспомощное состояние потерпевшего бывает разных видов.
Обобщая уже существующие определения, беспомощное состояние потерпевшего в рассматриваемом преступлении можно определить как состояние, при котором потерпевший не осознает характера совершаемых с ним сексуальных действий или осознает, но не способен выразить протест или оказать сопротивление.Исходя из разъяснений, данных Верховным Судом, беспомощное состояние потерпевшего бывает разных видов.

В зависимости от характера беспомощности потерпевшей можно выделить следующие виды: 1) психическая беспомощность, когда потерпевший не понимает либо неверно оценивает характер совершаемых с ним действий и возможные последствия.

К ней относятся: душевная болезнь, бессознательное состояние, малолетний возраст;2) физическая беспомощность, когда жертва в силу различных причин не способна оказать сопротивление преступнику и воспрепятствовать совершению полового акта. К этому беспомощному состоянию относятся: болезнь потерпевшего (не связанная с расстройством душевной деятельности), физические недостатки, престарелый возраст, физическая беспомощность в результате сложившейся ситуации.Разновидностью физической беспомощности правоприменительной практикой признается состояние опьянения (лишь такая степень, которая мешала потерпевшей оказать сопротивление).

Вышеназванное постановление Пленума Верховного Суда РФ поясняет, что беспомощным состоянием может быть признана лишь такая степень опьянения, которая лишает потерпевшего возможности сопротивляться, поэтому состояние опьянения следует относить к физической беспомощности. Из такого толкования следует, что для признания состояния опьянения потерпевшего беспомощным состоянием не имеет значения, может ли потерпевший выразить свою волю. Вполне возможно, что потерпевший нечленораздельными звуками, жестами или иными действиями (рвота, опорожнение мочевого пузыря или кишечника)выражает несогласие на вступление в сексуальные отношения с посягающим, но он не способен защитить такое решение и противостоять действиям посягающего.

А если потерпевший находится в состоянии опьянения, которое исключает возможность выразить волю, то одновременно такое состояние исключает и возможность оказать сопротивление. Кроме того, признание невозможности выразить свою волю признаком беспомощности предполагает выяснение этого обстоятельства в каждом конкретном случае, что затруднительно. Поэтому принятое толкование опьянения как беспомощного состояния вполне обоснованно.

В случае же если потерпевший, находясь в состоянии опьянения, дает согласие на вступление в половые отношения, то независимо от оценки такого согласия в трезвом состоянии, действия обвиняемого нельзя признать преступными, так как обвиняемый добросовестно заблуждался и считал, что он или она адекватно воспринимает действительность.Учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что при физической беспомощности потерпевшего сексуальное действие совершается вопреки его воле. На практике возможно использование беспомощного состояния, например сна, когда мнение потерпевшего относительно желания или нежелания вступать в половые отношения неизвестно, то есть сексуальное действие совершается помимо воли потерпевшего. Как уже было отмечено, для признания деяния общественно опасным необходимо установить, что неизвестно было именно несогласие потерпевшего.

В таких случаях необходимо анализировать обстановку совершения деяния, характер взаимоотношений потерпевшего и обвиняемого. Например, если сексуальное действие совершено с женой, сожительницей или женщиной, с которой обвиняемый имел ранее сексуальные контакты, то, скорее всего, предполагалось согласие с ее стороны. Если же подобное совершено с незнакомой или малознакомой женщиной или женщиной, со стороны которой обвиняемый объективно не мог предполагать согласия на половые отношения, то вероятно, что он действовал вопреки ее воле.

Если такая потерпевшая после совершения действийсексуального характера с ней помимо ее воли в последующем их одобрит, то деяние не является общественно опасным, так как не причинило вреда половой свободе. Поэтому во всех случаях изнасилований, совершенных с использованием физической беспомощности потерпевшего, сексуальное действие совершается против воли потерпевшего, а не просто помимо. В противном случае деяние не причиняет вреда объекту рассматриваемых преступлений и поэтому не может признаваться общественно опасным, а значит, нет оснований для признания таких действий преступными.Принятая в правоприменительной практике и доктрине уголовного права трактовка физической беспомощности позволяет легко в том или ином случае определить наличие или отсутствие беспомощного состояния потерпевшего, так какк физической беспомощности относятся очевидные обстоятельства наличие болезни (например, паралич), физических недостатков (например, отсутствие конечностей, слепота), престарелый возраст.

О наличии беспомощного состояния в последнем случае можно говорить не в любом случае, а только если состояние здоровья такого лица уже не позволяло оказать сопротивление, препятствовать совершению нежелаемых сексуальных действий.

Традиционно лицами, находящимися в престарелом возрасте, считаются лица, достигшие пенсионного возраста.Принятое в науке уголовного права толкование психической беспомощности вызывает ряд сложностей для правоприменительной практики.

Одним из признаков, по которому лицо может быть признано находящимся в беспомощном состоянии, признается наличие у него психического расстройства, но не всякого, а только такого психического расстройства, при котором потерпевший не мог понимать характер и значение совершаемых с ним действий или оказать сопротивление. Установление последнего факта обязательно,так как наличие одного только психического расстройства не позволяет признать потерпевшего беспомощным.

Это связано с тем, что разные заболевания протекают поразному и могут иметь разные характеристики в разные периоды времени. Для этого необходимо проведение психиатрической экспертизы. При отсутствии выраженных внешних признаков психического заболевания виновный вообще может и не знать о наличии психического заболевания у потерпевшего.

Поэтому, психическое заболевание следует признавать беспомощным состоянием и привлекать лицо, вступившее в половую связь с имеющим такое заболевание лицом, к уголовной ответственности следует только в случаях, когда виновный знал о таком заболевании и сознательно использовал это.

Такая позиция полностью соответствует принципу субъективного вменения.

Иное решение вопроса привело бы к возможности привлечения к уголовной ответственности без вины, так как лицо, совершая сексуальное действие, может и не знать, что имеет место порок воли партнера, и добросовестно предполагает обоюдное согласие. И именно по такому пути идет правоприменительная практика.Так, по одному делу: Ш., зная о психическом расстройстве М., завел последнею в подъезд и совершил изнасилование. В судебном заседании было установлено, что виновный был ранеезнаком с потерпевшей и знал о ее психическом заболевании, так как знал ее по прозвищу Лунатик, и, кроме того, признаки психического расстройства ярко выражены внешне.

Заключением амбулаторной комплексной судебной психологопсихиатрической экспертизы установлено, что М. страдает умеренной умственной отсталостью (дебильностыо), в силу чего не могла понимать совершаемых с ней действий. Только на основании таких данных судом содеянное было квалифицировано как изнасилование, совершенные с использованием беспомощного состояния потерпевшей1.Другим обстоятельством, обусловливающим психическую беспомощность, является малолетний возраст.

Согласно ч. 1 ст. 28 ГК РФ, малолетние это лица, не достигшие 14 лет. Беспомощность таких лиц связана с тем, что они в силувозраста, недостаточного психического развития, отсутствия социального опыта и знаний могут не в полной мере понимать значения отношений между полами.

Среди изученных дел признак беспомощности по причине малолетнего возраста потерпевшего фигурировал в 6%дел.Однако некоторые малолетние, как мальчики, так и девочки, могут в полной мере понимать значение отношений между полами, поэтому для привлечения лица к ответственности по ст. 131 УК РФ необходимо установить, что малолетний не осознавал характера совершаемого с ним действия, в обратном случае содеянное необходимо квалифицировать по ст. 134 УК РФ. При этом необходимо учитывать, что такое осознание возможно в разном возрасте.

В судебной практике встречаются случаи, когда потерпевший в возрасте девяти лет уже понимал характер и значение совершаемых с ним действий2и случаи, где у потерпевшего в 13,5 лет еще не было такого осознания3. В необходимых случаях следственные и судебные органы могут прибегнуть к помощи психологической экспертизы. По таким делам целесообразно допросить в качестве свидетелей не только лиц из числа близкого окружения потерпевшей (родители, родственники, соседи), но и педагогов, воспитателей соответствующих учебных заведений.

Только глубокий и всесторонний анализ личности потерпевшей может послужить основой правильной оценки ее способности и возможности осознавать социальноэтическое значение половых отношений.

Чаще всего беспомощное состояние малолетних связывают с осознанием или неосознанием фактического, социального характера и последствий сексуальных действий. Однако нужно учитывать, что возможны ситуации, когда при сохранности способности к полноценному пониманию сущности действий насильника,тем не менее,потерпевший оказывается неспособным к оказанию сопротивления, что является достаточным основанием для определения его беспомощного состояния.В литературе отмечается, что сложность в плане определения способности потерпевшего понимать характер и значение совершаемых с ним действий представляют случаи, когда сексуальное насилие носит характер пролонгированного.

Однако нужно учитывать, что возможны ситуации, когда при сохранности способности к полноценному пониманию сущности действий насильника,тем не менее,потерпевший оказывается неспособным к оказанию сопротивления, что является достаточным основанием для определения его беспомощного состояния.В литературе отмечается, что сложность в плане определения способности потерпевшего понимать характер и значение совершаемых с ним действий представляют случаи, когда сексуальное насилие носит характер пролонгированного. Так, например, первоначальные насильственные сексуальные действия осуществляются в отношении ребенка, когда тот еще не способен к полному пониманию их характера и значения, однако с течением времени, по мере развития ситуации сексуального насилия, потерпевший вследствие естественного созревания становится способным к осознанию сущности происходящих событий и их социального значения.

Предлагается в подобных случаях проводить диагностику способности потерпевшего к осознанию характера и значения совершаемых с ним действий поэтапно, с учетом развития сексуального сознания и самосознания жертвы и динамики криминальной ситуации в плане ее психотравмирующего воздействия на психику малолетнего.

При этом целостность способности к осознанию характера и значения совершаемых с ним действий у несовершеннолетнего потерпевшего к определенному возрастному периоду ни в коей мере не означает наличия у него способности к оказанию сопротивления в 1Архив Центрального районного суда г.

Тюмени. Дело № 149014.2Архив Ленинского районного суда г. Тюмени. Дело № 1258/12.3Архив Ленинского районного суда г. Тюмени. Дело № 1692/10.конкретной криминальной ситуации, несмотря на то что волевой компонент зависит не только от способности к целенаправленному, последовательному, адекватному поведению в ситуации выбора, но и от сохранности интеллектуального компонента[1, с.

17].Рассматриваемый признак лежит в основе разграничения изнасилования и добровольных действий сексуального характера с лицом, не достигшим 16летнего возраста и половой зрелости (ст.

134 УК РФ). В случае если будет установлено, что потерпевший понимал характер и значение действий, с ним совершаемых, содеянное следует квалифицировать по ст.

134 УК РФ, так как имеют место добровольные сексуальные действия, которые не причиняют вреда половой свободе. Преступными такие действия признаются потому, что нарушается такая составляющая уклада половых отношений, как запрет на вступление в половые отношения с лицами, не достигшими определенного возраста и половой зрелости, а соответственно и гарантия нормального нравственного и полового развития половая неприкосновенность.

Если будет установлено, что малолетний не понимал характера и значения,совершаемых с ним действий, а виновный использовал это для совершения действий сексуального характера, то имеет место изнасилование по признаку беспомощного состояния. Это связано с тем, что сексуальные действия совершались помимо воли потерпевшего, ведь, не понимая смысла происходящего, у него не было возможности оценить совершаемые с ним действия и понять, желает он этого или нет.

В данном случае имеет место нарушение половой свободы (компонента свободы от посягательства) и нормального нравственного и полового развития.Основным признаком психической беспомощности является неосознание потерпевшим характера и значения совершаемых с ним действий. А для признания сексуального действия, совершенного с лицом, не осознающим характера совершаемых с ним, действий общественно опасным деянием, необходимо, чтобы такое деяние причиняло вред объекту половой свободе. Так как половая свобода заключается, в частности, в свободе выбора полового партнера, то неспособность лица в момент совершения сексуальных действий понимать то, с кем такие действия совершаются, следует признать беспомощным состоянием.

В данном случае речь идет об идентификации личности полового партнера, а не о правильном осознании его признаков (возраста,имени, пола, роста, веса и т.п.). В уголовноправовой литературе поднимается вопрос о признании психическим насилием обмана, когда виновный сознательно выдает себя за другого человека, с которым потерпевший согласен вступить в половые отношения и поэтому не оказывает сопротивления.

Действующий закон и теория уголовного права обоснованно стоят на позиции непризнания обмана насилием, ведь психическое насилие предполагает передачу информации против воли потерпевшего с целью оказать влияние. В данном случае информация воспринимается потерпевшим добровольно и оценивается самостоятельно.

Но воля потерпевшего фальсифицирована, так как он не осознает реальных обстоятельств происходящего, а поэтому такое состояние следует расценивать как беспомощное состояние потерпевшего. Однако следует подчеркнуть, что на сегодняшний день ни теория уголовного права, ни правоприменительная практика не относят обман к способам совершения насильственных половых преступлений. Хотя в законодательстве некоторых государств этот вопросрешен положительно.

УК Польши, например, предусматривает уголовную ответственность за сексуальное действие не только с применением насилия или угрозы его применения, но и с использованием обмана.Закрепляя признак беспомощного состояния в составах насильственных половых преступлений, законодатель не закрепляет требований к его свойствам. В уголовноправовой литературе выказывается точка зрения, согласно которой беспомощное состояние лица должно быть растянутым во времени, постоянным, а не кратковременным, которое можно устранить (разбудить спящего, развязать связанного, отрезвить пьяного)[2, с. 69].Но в силу того что беспомощное состояние является способом совершения действий сексуального характера, этот признак необходимо толковать, учитывая все возможные способы совершения таких действий против или помимо воли потерпевшего.

Даже небольшого промежутка времени, когда потерпевший находится в таком состоянии, может быть достаточно для совершения с ним действий сексуального характера. Если признать мнение о включении в состав беспомощности только длительных состояний, то возникнут вопросы об отнесении некоторых состояний человека, например естественного сна, к рассматриваемому признаку.

Пленум Верховного Суда РФ не дает никаких разъяснений по этому поводу.Так, Г.

проник в квартиру к С, в которой спала последняя. Он снял с потерпевшей нижнее белье и стал совершать половой акт в естественной форме.

С. проснулась от того, что почувствовала половой контакт4.Следователь органов предварительного следствия вменил Е. признак

«с использованием беспомощного состояния потерпевшего»

.

Однако суд исключил этот признак со ссылкой на то, что потерпевшая была лишь в легкой степени алкогольного опьянения, просто спала, поэтому понимала происходящее и в любой моментмогла оказать сопротивление виновному. В приведенном случае суду следовало бы вменить рассматриваемый признак, так как виновный уже начал совершать действие сексуального характера, когда потерпевшая спала, чего вполне достаточно для признания содеянного оконченным преступлением. Совершение сексуального действия помимо воли потерпевшей таким способом привело к нарушению половой свободы.По другому делу: С.

ввел во влагалище спящей Р. неустановленный предмет, в результате чего целостность девственной плевы Р.

была нарушена. Ощутив боль в области половых органов, Р. проснулась5.По этому делу суд совершенно обоснованно вменил признак «с использованием беспомощного состояния», ссылаясь на то, что потерпевшая находилась в состоянии сна.Особого внимания в силу большой распространенности заслуживает оценка сна, вызванного опьянением. Некоторые авторы не относят такие случаи к беспомощному состоянию[3, с.

43].С вопросом о сне как беспомощном состоянии потерпевшего пересекается вопрос о гипнотическом сне.

Интересно мнение М.П. Раснянского, который утверждает, что половые преступления, совершенные с использованием гипноза, не доходят до судебных и следственных органов, так как потерпевшие благодаря гипнотической амнезии остаются в неведении о совершенном надними насилии[4с. 32]. В силу того что гипнотический сон является разновидностью сна, состояние которого признано беспомощным состоянием, его следует также признать беспомощным состоянием.Способ закрепления законодателем рассматриваемого признака предполагает, что в насильственных половых преступлениях совершение действия сексуального характера возможно альтернативно: или с применением насилия или угрозы его применения, либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Такая конструкция объективной стороны дала основание полагать, что нет необходимости вменять виновному одновременно насилие и использование беспомощного состояния потерпевшего.

В свете сложившегося в правоприменительной практике толкования беспомощного состояния сложным является вопрос о разграничении физического насилия и использования беспомощного состояния, когда потерпевший был при 4Архив Ленинского районного суда г. Тюмени. Дело № 1488/05.5Архив Центрального районного суда. Дело № 114814.веден в такое состояние действиями виновного.

Одни авторы считают, что если лицо ударом по голове, сдавливанием шеи или другими подобными действиями приводит потерпевшего в беспомощное состояние для последующего сексуального контакта, то это расценивается как физическое насилие, так как беспомощное состояние в этом случае поглощается примененным насилием[5 с.

16].Другие авторы в таких случаях предлагают указывать оба признака, и применение насилия и использование беспомощного состояния. Например, Л.А. Андреева, Н.А. Озова отмечают, что физическим насилием в судебной практике признается не только воздействие на тело потерпевшего, но и воздействие на внутренние органы, например при даче наркотических средств.

В таких случаях применение физического насилия является способом приведения потерпевшего в беспомощное состояние, и поэтому, следует считать, что совершается изнасилование или сексуальные действия насильственного характера с применением физического насилия и с использованием беспомощного состояния потерпевшего[6 с.

5860]. Третья группа авторов применительно к изнасилованию рассматривают введение одурманивающих веществ в организм потерпевшейкак применение физического насилия лишь при условии, что эти вещества вводились против (с применением физической силы или с угрозой ее применения) или помимо (например, путем обмана) воли потерпевшей.

Добровольное принятие таких веществ не может рассматриваться как применение физического насилия. Ими предлагается при квалификации подобных случаев указывать оба признака: и применение физического насилия, и использование беспомощного состояния потерпевшего[7 с. 37].Определяясь в позиции по этому вопросу, необходимо исходить из того, что форм энергетического воздействия при физическом насилии несколько: механическая, физическая, химическая и биологическая[8 с.

37].Определяясь в позиции по этому вопросу, необходимо исходить из того, что форм энергетического воздействия при физическом насилии несколько: механическая, физическая, химическая и биологическая[8 с. 45].Возможность при помощи механического и физического воздействия приведения потерпевшего в беспомощное состояние ни у кого вопросов не вызывает.

При решении вопроса об отнесении химического воздействия к насилию следует учитывать, что применение разного рода наркотических, одурманивающих или ядовитых веществ может причинить вред здоровью потерпевшего или даже поставить в опасность его жизнь.

В случае если введение в организм потерпевшего таких веществ осуществлялось против или помимо его воли (тайно, обманным путем), такие действия можно расценивать как физическое насилие.Применение насилия сцелью приведения в беспомощное состояние не должно поглощать, а тем более поглощаться использованием беспомощного состояния. Примененное насилие явилось способом приведения потерпевшего в беспомощное состояние, которое виновный затем использовал.

В этомслучае совершенное деяние более общественно опасно, чем если бы виновный использовал беспомощное состояние потерпевшего, в котором тот оказался независимо от действий виновного.

Однако это теория, а правоприменительная практика придерживается иного мнения. Согласно рекомендациям Пленума Верховного Суда РФ, для признания изнасилования с использованием беспомощного состояния потерпевшего не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (напоил спиртными напитками, дал наркотики) или находилось в беспомощном состоянии независимо от воли виновного.Следовательно, когда для приведения потерпевшего в беспомощное состояние было применено физическое насилие, было бы правильно указывать на два признака применение физического насилия и использование беспомощного состояния потерпевшего.

На использование только беспомощного состояния необходимо указывать, когда беспомощность возникла независимо от воли виновного.Необходимо учесть, что спиртные напитки, в отличие от одурманивающих веществ, обладают специфическим вкусом, поэтому тайное введение их в организм в достаточном для опьянения количестве проблематично.

Поэтому если беспомощное состояние возникло изза спиртных напитков, важно установить обстоятельства, способствующие этому.

Если виновный целенаправленно приводит потерпевшего в беспомощное состояние, например, уговаривая выпить еще, а потерпевший делал это добровольно, хотя бы и без желания, то в этом случае нельзя говорить о применении насилия. Когда виновный в целях приведения потерпевшего в беспомощное состояние подмешивает в легкие спиртные напитки (например, шампанское) более крепкие (например, водку или спирт), что способствует быстрому опьянению, тогда присутствует насилие, так как виновный без ведома потерпевшего осуществлял химическое воздействие, которого не желал потерпевший (а значит, вопреки его воле), обманно вводя в его организм вредную смесь.Следует оговориться, что если виновный применил насилие и привел потерпевшего в бессознательное состояние (например, с цельюсовершения хищения) и только после этого у него возник умысел на совершение сексуальных действий, то насильственное половое преступление и примененное насилие следует квалифицировать автономно друг от друга. Например, при таких обстоятельствах совокупность могут образовать разбой (нападение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья с целью хищения имущества) или грабеж (открытие хищение имущества с применением насилия, неопасного для жизни или здоровья) и изнасилование (половое сношение с использованием беспомощного состояния потерпевшей).Рассматривая признак «беспомощное состояние» потерпевших в составах насильственных половых преступлений, следует сказать, что он может вменяться, только если виновное лицо, совершая изнасилование, сознавало, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.Ссылки на источники1.Васкэ Е.В.

Психологоправовая оценка беспомощного состояния несовершеннолетних потерпевших от сексуального насилия // Юридическая психология. 2009. № 3. 2.Кулаков А.В. Уголовноправовой и криминологический аспекты насильственных действий сексуального характера: автореф.

дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2008.

3.Дементьев С.А. Понятие беспомощного и бессознательного состояния // Российская юстиция. 2009. № 1.4.СкорченкоП.Т. Расследование изнасилований. М.: Былина, 2011. 5.Дыдо А.В.

Изнасилование: проблемы уголовноправовой квалификации: автореф.

дис. докт. юрид. наук. Владивосток, 2006. 6.Андреева Л.А. Квалификация изнасилований. СПб., 2009. 7.Головлев Ю.В. Уголовнаяответственность за изнасилование: проблемы квалификации и применения // Закон и право. 2010. № 10.8.Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве.
СПб., 2006.

Евразийский юридический портал

УГОЛОВНОЕ ПРАВОИсаев Н.

А.В статье рассматриваются проблемы определения беспомощного состояния в уголовном праве, выделяется два разных по содержанию и объему понятия беспомощного состояния жертв преступления.

Автор проводит небольшой экскурс по теоретическим вопросам, связанным с беспомощным состоянием, и его определением в судебной психиатрии.

Согласно УК РФ использование преступником беспомощ­ного состояния жертвы — элемент состава таких преступлений, как изнасилование (ст.

131), со-вершение насильственных дей­ствий сексуального характера (ст. 132), истязание (ч. 2 ст. 117) принуждение к изъятию органов или тканей человека (ч.

2 ст. 120), убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью жертвы (ч.

2 ст. 105, ч. 2, ст. 11. ч. 2, ст. 112). При этом при совершении криминальных действий насильственного сексуального характера беспомощное состо­яние потерпевшего входит в основной состав преступления, при убийстве, изъятии органов и причинении вреда здоро­вью — в квалифицированный.

К сравнению: ст. 117 УК РСФСР 1960 г.

рассматривала беспомощное состояние потерпевшей при изнасиловании как особо квалифицирующий признак состава преступления.

Беспомощным, в юридической литера­туре и сложившейся практике, принято считать такое состоя­ние потерпевшего, при котором он не мог понимать характер и значение совершаемых с ним действий или не в состоянии был оказывать сопротивление виновному.

Критерием «беспомощного состояния» потерпевших в со­ответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 11 от 15 июня 2004 г.

«О судебной практике по делам о пре­ступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса РФ»

является их неспособность в силу физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый воз­раст и т.п.) понимать характер и значение совершаемых с ними действий или оказывать сопротивление.

Констатация «беспомощного состояния» относится к ком­петенции суда, но при этом суд обращается за консультацией специалистов или назначает проведение соответствующей, как правило, комплексной экспертизы.

Предметом комплексных экспертных исследований является выявление психических расстройств и сопутствующих психологических особенностей и обстоятельств (возрастных, личностных, эмоциональных и др.), совокупный эффект которых определяет невозмож­ность жертвы преступления понимать характер и значение совершаемых с ней действий (интеллектуальная составляющая юридического критерия) или оказывать сопротивление (во­левая составляющая).

К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстрой­ствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее, при этом состояние сна или сильная степень алкогольного опьянения не относятся к беспомощным состо­яниям в отношении ст.

105 УК РФ. Однако в отношении изна­силования и насильственных действий сексуального характера опьянение, вызванное употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, признается бес­помощным состоянием в случаях, если указанное состояние лишило потерпевшую возможности оказать сопротивление насильнику.

Уголовная ответственность за насильственные сек­суальные преступления (статьи 131 и 132 УК РФ) по основному составу преступления согласно ч. 1 в отношении лиц в бес­помощном состоянии в силу возраста невозможна, так как за­конодательно предусмотрена для несовершеннолетних п.

а ч. 3 ст. 131 УК РФ и, соответственно, п. а ч. 3, ст. 132 УК, а также малолетних п.

б ч. 4 ст. 131 и п. б ч. 4 ст. 132 УК РФ. Соответственно, можно говорить о законодательной кон­струкции двух различных по своему характеру беспомощных состояний: 1) применительно к насильственным сексуальным преступлениям и 2) применительно к насильственным пре­ступлениям против жизни и здоровья личности.

Для беспомощного состояния первого типа характерно: а) отсутствие возрастного компонента; б) возможность возникно­вения вследствие употребления алкоголя, наркотических или иных психоактивных средств.

Соответственно, для беспомощ­ного состояния второго типа указанные критерии меняются на противоположные. Действующее законодательство не дает правового опре­деления беспомощного состояния. В уголовном праве о нем можно говорить как о юридически значимом обстоятельстве, которое может выступать как обязательный элемент состава преступления, обстоятельстве, квалифицирующем деяние, или обстоятельстве, наряду с беззащитностью и зависимостью, отягчающем наказание.

Понятие «беспомощность» отечественный законодатель использует также в Законе «О психиатрической помощи и га­рантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. В ст. 29 Закона беспомощность выступает основанием для госпи­тализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке и определяется как неспособность лица самостоя­тельно удовлетворять свои основные жизненные потребности. Естественно, такая узкая трактовка для определенных целей не всегда применима для практики уголовного судопроизвод­ства.

Исключение составляет ст. 125 УК РФ, предусматриваю­щая заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности. Кратко рассмотрим теоретические взгляды специалистов по вопросу беспомощного состояния.

Ю. Л. Метелица выделил четыре уровня понимания потерпевшими характера и значе­ния совершаемых с ними действий: 1) понимание внешней стороны юридически значимых событий; 2) понимание факти­ческой стороны (или внутреннего содержания); 3) понимание их социального значения; 4) понимание социального значения юридически значимых событий на уровне личностного смысла.

Нарушение на каждом из низших уровней препятствует спо­собности понимания на более высоких уровнях. В научных исследованиях последних десятилетий убеди­тельно доказано, что априори судить о психическом здоровье человека невозможно, а установление этого факта относит­ся к компетенции психиатра. Существует широкая область пограничных психических расстройств, когда возникает не­обходимость установить соотношение нарушенных и сохран­ных сторон психики у взрослых потерпевших с психически­ми расстройствами, определить характер взаимного влияния стрессового и психопатологического факторов на юридически значимые способности и конкретную меру их проявления, как в криминальной ситуации, так и в ходе судебно-следственно­го процесса.

Кроме того, в детском и подростковом возрасте даже при наличии психических расстройств очень важно оце­нить уровень психического развития, личностные особенности и формы нарушения развития.

Все эти вопросы могут быть решены только в рамках комплексной судебной психолого­психиатрической экспертизы (далее — КСППЭ). Показаниями для направления потерпевших на КСППЭ являются: малолетний возраст, наличие у потерпевших пси­хических расстройств, сведения о неправильном или прово­цирующем поведении в предкриминальной и криминальной ситуации, употребление потерпевшим алкогольных напитков, наркотических или других психоактивных веществ, данные о перенесенных черепно-мозговых травмах, появление у жерт­вы после деликта негативных последствий в виде психических нарушений, непоследовательность, противоречивость показа­ний, расстройства памяти, наличие склонности к фантазирова­нию, повышенной внушаемости и подчиняемости.

Сложность представляет выбор назначения той или иной экспертизы — психологической или психиатрической. Так, Ф. С. Сафуанов отмечает:

«Когда беспомощное состояние потерпевших обусловлено психологическими факторами, не относящимися к психической патологии, проводится судебно-психологическая экспертиза, которая исследует исклю­чительно юридический критерий беспомощного состояния»

т.е.

неспособность понимать характер и значение совершае­мых с потерпевшим преступных действий или оказывать со­противление виновному. Однако в реальности как в суде, так и на предварительном следствии определить наличие самого беспомощного состояния часто проблематично, не говоря уже о его причинах и связи с психологическими или психопатоло­гическими факторами. Поэтому возможны два варианта: либо консультация специалиста, оформленная соответствующим процессуальным образом, и в последующем назначение экс­пертизы, рекомендованной специалистом, либо сразу назна­чение комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Ряд исследователей связывает психическую беспомощность потерпевшего лишь с болезненным изменением его сознания или состоянием, обусловленным недостаточным психическим развитием.

Другие полагают, что неспособность жертвы понимать характер и значение совершаемых с нею действий и ее не­способность оказывать сопротивление следует трактовать шире, указывая не только на психическую беспомощность, возникающую в результате бессознательного состояния или неспособности понимать характер и значение совершаемых с нею действий, но и на беспомощность вследствие испуга, эмоционального шока, других экстремальных состояний. Во­левой признак беспомощного состояния рассматривается как неспособность проявить свою волю, ее подавленность, невоз­можность и неспособность оказывать сопротивление, однако подавленность воли жертвы со стороны преступника есть про­явление насилия, что для квалификации не требуется.

Краткое изложение понятия беспомощного состояния по­терпевшего от преступления позволяет говорить, что затрону­тая проблема носит теоретически противоречивый характер и нуждается в междисциплинарном исследовании с последу­ющими рекомендациями как в области законодательства, так и в практических комментариях для использования правопри­менителями.

Уголовно-правовые критерии оценки беспомощного состояния потерпевшего

Опубликовано в , , | Шикула И.Р. Кандидат юридических наук, доцент, Московский финансово-промышленный университет «Синергия» УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ БЕСПОМОЩНОГО СОСТОЯНИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО Аннотация В статье раскрывается понятие беспомощного состояния потерпевшего, анализируются особенности уголовно-правовой оценки беспомощного состояния потерпевшего Ключевые слова: потерпевший; преступность; беспомощность; виктимность; квалификация.

Shikula I.R. Candidate of legal Sciences, associate Professor, Moscow financial-industrial University “Synergy” CRIMINAL LAW EVALUATION CRITERIA RESPOSNIVE STATE OF THE VICTIM Abstract The article reveals the notion of the helpless state of the victim, analyzes the characteristics of criminal-legal assessment of a helpless condition of the victim Keywords: the victim; crime; helplessness; victimization; qualification. В связи с высоким уровнем преступности в стране актуализируется необходимость всесторонней защиты прав и интересов потерпевших. В соответствии с данными ГИАЦ МВД России в 2014 г.

более 1,5 млн. россиян были признаны потерпевшими от преступлений, более 70 тыс.

человек пропали без вести, материальный ущерб, нанесенный потерпевшим, составил около 550 млрд.

рублей, что свидетельствует о сложной криминогенной обстановке, наличии в российском обществе тревожной тенденции, которая выражается в высоком уровне жестокости, незащищенности человека от преступного насилия [1]. Обеспечение эффективной защиты всего комплекса прав потерпевших от преступлений является важной задачей государства. Гарантии прав потерпевших должны быть незыблемыми особенно в тех случаях, когда в силу своей беспомощности они не могут самостоятельно осуществлять свои права и юридические обязанности.

Это самые уязвимые в социальном отношении граждане, к которым относятся лица, страдающие физическими или психическими недостатками, какими-либо соматическими заболеваниями, а также малолетние и престарелые.

В условиях падения уровня жизни в стране участились случаи избавления криминальным путем от беспомощных членов семьи, преступное завладение имуществом беспомощных лиц. Понятие беспомощности потерпевшего давно перешагнуло рамки некоего элемента в контексте отдельных составов преступлений, приобрело глобальный характер, затрагивает не только материальное, но и процессуальное право.

Несмотря на то, что защита прав и свобод потерпевших является одной из основных несущих конструкций правового государства, многие механизмы, обеспечивающие эффективную защиту прав беспомощных потерпевших действуют неудовлетворительно, что обоснованно порождает у последних чувство безысходности и недоверия правоохранительным органам. К тому же многие положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, касающиеся защиты жертв преступления носят декларативный характер и не применяются на практике.

В юридической науке отсутствует четкое и однозначное понятие «беспомощное состояние потерпевшего», имеющее уголовно-правовое и криминологическое значение, не определены критерии его оценки.

Так, в Законе РФ от 02.07.1992 N 3185-1 (ред. от 14.10.2014) “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” беспомощное состояние потерпевшего интерпретируется как неспособность лица самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности. В действующем уголовном законодательстве также не раскрываются понятия “беспомощное лицо” и “лицо, находящееся в беспомощном состоянии”.

Небезынтересным поэтому является обращение к законодательному опыту зарубежных государств, уголовные кодексы которых содержат дефиниции соответствующих терминов.

Так, в ст. 368 алеф Закона об уголовном праве Израиля под “беспомощным” понимается “тот, кто из-за своего возраста, болезни, физической или духовной ограниченности, дефекта умственной деятельности или любой другой причины не в состоянии заботиться о своих жизненно необходимых потребностях, о своем здоровье или благополучии”. [2, с. 316] На наш взгляд, установление повышенной ответственности за посягательство на жизнь лица, не способного заботиться о своих жизненно необходимых потребностях, своем здоровье или своем благополучии, вполне логично с нравственных, институциональных позиций.

Беспомощное состояние человека, в какой бы форме оно не проявилось (потеря сознания при диабетической коме, из-за приступа стенокардии, эпилептического припадка и т.п.) или обморочного состояния (из-за стресса, теплового удара и др.), и независимо от того, что спровоцировало его возникновение и какой промежуток времени оно длилось, в полном объеме лишает лицо возможности выразить свою волю, а тем более принять меры по самосохранению, если в этот период времени происходит посягательство криминального характера. Человек может прийти в сознание сам, но, как свидетельствует повседневная (в том числе бытовая) практика, чаще всего человеку, в силу каких-либо обстоятельств впавшему в бессознательное состояние, требуется посторонняя помощь, которая только и может вывести его из этого опасного для него состояния, причем опасного как в смысле возможного наступления естественного в этих условиях летального исхода, так и с точки зрения умышленного лишения его жизни. В связи с этим убийство человека, заведомо для виновного находящегося в бессознательном состоянии, как правило, расценивается как убийство, совершенное в отношении беспомощного человека.

Вместе с тем в обзоре судебной практики от 14.12.2011[3] Верховный суд разъяснил, что потерю сознания жертвы преступления нельзя расценивать как беспомощное состояние.

В качестве примера приводится дело, в котором мужчина убил женщину, которая находилась без сознания в результате нанесенных ей побоев. Судья, выносивший приговор по этому делу, квалифицировал действия убийцы по пункту «в» второй части 105 статьи УК РФ, который определяет, что человек, которого убили, находился для виновного в беспомощном состоянии, посчитав, что потеря сознания и есть беспомощное состояние. Однако Верховный суд выразил свою точку зрения по этому делу: данный пункт статьи можно применять к убийствам лиц, не способным защитить себя и оказать сопротивление преступнику из-за своего физического или психического состояния.

К таким потерпевшим можно отнести престарелых и тяжелобольных, детей, людей с психическими расстройствами.

Судебная коллегия не нашла в рассматриваемом деле признаков преступления по вмененной убийце статье заведомо беспомощной жертвы и переквалифицировала действия преступника в убийство на основании личного неприязненного отношения. Кроме того, в судебной практике сложилась парадоксальная ситуация, при которой один и тот же признак – беспомощное состояние лица – имеет различное толкование применительно к различным преступлениям, в частности убийству и изнасилованию, поэтому состояние сна и сильного алкогольного опьянения при изнасиловании признается беспомощным состоянием, а при убийстве – нет [4, c. 41]. Однако причина подобной опасности коренится, на наш взгляд, не в ошибочности толкования термина “лицо, находящееся в беспомощном состоянии”, употребляемого в п.

“в” ч. 2 ст. 105 УК РФ, в упомянутом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, а в неправомерном употреблении соответствующего термина для описания способа изнасилования или насильственных действий сексуального характера, т.к.

в данном случае важно не то, насколько способны потерпевшие к самостоятельному удовлетворению своих первоочередных потребностей, а тот факт, что они не располагают свободой воли либо свободой волеизъявления.

Так, Президиум Верховного Суда РФ правильно, на наш взгляд, посчитал, что суд ошибочно признал квалифицирующим признаком ч.

2 ст. 105 УК РФ использование виновным беспомощного состояния потерпевшего. Было установлено, что осужденный, желая смерти потерпевшей, стал душить ее руками, а после того, как она потеряла сознание, он нанес ей несколько ударов ножом в сердце.

Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия осужденного с п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст.

105 УК РФ на том основании, что потерпевшая была приведена виновным в беспомощное состояние в процессе лишения ее жизни [5, с. 7]. Вполне обоснованно, на наш взгляд, что в теории уголовного права к беспомощному состоянию человека приравнивают сильную степень его опьянения (алкогольного, наркотического, токсического и т.д.), в результате чего он неспособен воспринимать грозящую его жизни или здоровью (при убийстве – только жизни) опасность, а потому не может самостоятельно отвести эту опасность от себя.

На наш взгляд такое понимание вполне обоснованно, ибо при опьянении человек определенное время (иногда значительное) находится в бессознательном состоянии, он столь же беззащитен, как и человек, страдающий психическим расстройством.

Как можно было убедиться, мнения ученых и практических работников расходятся и относительно видовых проявлений беспомощности, и по поводу определения понятия “беспомощное состояние”, требующего учета психологического, медицинского, демографического, правового и уголовно-правового содержания указанной категории.

Беспомощное состояние потерпевшего, на наш взгляд, следует рассматривать как физическое, психическое или психофизиологическое состояние человека, при котором он лишен способности принимать меры, необходимые для самосохранения, в момент преступного посягательства на его жизнь, что обусловлено тяжким заболеванием, психическим расстройством, возрастом, умственной неразвитостью или бессознательным состоянием, иными внешними факторами. Кроме того, не в полной мере разработанные на законодательном уровне конкретные рекомендации по квалификации преступлений, совершаемых в отношении беспомощных потерпевших, которые могут оказать существенную помощь сотрудникам правоохранительных органов при расследовании данной категории дел, слабо изученные психологические особенности беспомощных потерпевших, механизмы влияния различных сенсорных и умственных дефектов на поведение потерпевшего, особенности виктимности беспомощных потерпевших как криминогенного фактора, влияющего на повышение степени общественной опасности преступных посягательств, актуализируют необходимость совершенствования теоретических, правовых и организационных основ охраны прав, свобод и законных интересов беспомощных потерпевших от посягательств криминального характера.

Литература

  • Закон об уголовном праве Израиля / Под ред. Н.И. Мацнева. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. С. 316.
  • Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2000. – N 1. – С. 7.
  • Электронный ресурс: www.vsrf.ru/ URL: https: // vsrf.ru / request_main (дата обращения: 26.03.2015)
  • Салева Н.Н. Проблема учета беспомощного состояния потерпевшего при квалификации сопряженного убийства, предусмотренного п. “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ // Уголовное право. – 2006. – N 9. – С. 41.; Веселов, Е.Г. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Веселов Евгений Геннадьевич. – Краснодар, 2002. – 195 с.
  • Электронный ресурс: www.mvd.ru. URL: https: // mvd.ru / request_main (дата обращения: 26.03.2015)

References

  • Bjulleten’ Verhovnogo Suda RF. – 2000. – N 1. – S. 7.
  • Jelektronnyj resurs: www.mvd.ru.

    URL: https: // mvd.ru / request_main (data obrashhenija: 26.03.2015)

  • Saleva N.N. Problema ucheta bespomoshhnogo sostojanija poterpevshego pri kvalifikacii soprjazhennogo ubijstva, predusmotrennogo p. “k” ch. 2 st. 105 UK RF // Ugolovnoe pravo.

    – 2006. – N 9. – S. 41.; Veselov, E.G.

    Fizicheskoe ili psihicheskoe prinuzhdenie kak obstojatel’stvo, iskljuchajushhee prestupnost’ dejanija: dis. … kand. jurid. nauk: 12.00.08 / Veselov Evgenij Gennad’evich. – Krasnodar, 2002. – 195 s.

  • Jelektronnyj resurs: www.vsrf.ru/ URL: https: // vsrf.ru / request_main (data obrashhenija: 26.03.2015)
  • Zakon ob ugolovnom prave Izrailja / Pod red.

    N.I. Macneva. SPb.: Juridicheskij centr Press, 2005. S. 316.

Убийство

человека, который находился в беспомощном состоянии будет квалифицироваться по той же 105 статье УК РФ, но с отягощающим обстоятельством. В этом случае наказание будет в разы строже: Есть вопрос к юристу?

Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области: +7 (499) 653-79-33 Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области: +7 (812) 332-54-12

  1. лишение свободы на срок от 8 до 20 лет с дополнительным ограничением свободы в срок до 2 лет;
  2. пожизненное лишение свободы.

Изнасилование при беспомощном состоянии жертвы

Изнасилование жертвы, которая находилась в беспомощном состоянии, регламентируется статьей 131 УК РФ.

Мера наказания в таком случае, так как имеет место отягощающее обстоятельство, будет лишение свободы на срок от 3 до 6 лет. Но, здесь есть один нюанс. Если объектом преступления выступает девочка в возрасте до 11-12 лет, то безусловно будет иметь место отягощающее обстоятельство, так как в силу своего возраста она может даже не понимать, что с ней происходит. Подросток в 14-18 лет уже хорошо знает, что ему угрожает, поэтому говорить об беспомощности можно будет только в том случае, если будут иметь место другие объективные или же есть субъективные причины.

То же самое и с состоянием алкогольного опьянения. Как отягощающее такое обстоятельство еще нужно будет доказать в суде.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+